Форум Общения Беседка

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум Общения Беседка » Планета » Вторая мировая война. Что мы знаем о ней?


Вторая мировая война. Что мы знаем о ней?

Сообщений 1 страница 20 из 30

1

У меня накопилось очень много интересных статей и разных материалов на тему этой войны, что просто не могу не поделиться.
Также прошу кидать сюда все интересное, что касается темы.)

http://s7.rimg.info/1e84a3d2c27c67595781d6c684d0a756.gif

0

2

Как Гитлер покорял Европу. Захватывающие подробности того, чего не было у нас.


Путь к осуществлению своих планов по завоеванию мира лежал через особую стратегию, называемую «блицкриг», молниеносная война. Гитлер извлек все уроки из Первой мировой войны, в которой он участвовал и которую Германия проиграла. Эта война велась по правилам классического военного искусства, а немецкий Генштаб был лучшим штабом, который умел разрабатывать военные операции. Недаром, воюя со всей Европой, Германия сопротивлялась столь долго. Тем не менее, та война была классической, это была война армий, а не мирного населения, она состояла из наступлений, стычек, а еще больше из позиционных боев и маневров. Недаром, в ней все увязли, войска гибли со всех сторон бессмысленно и не достигая каких-то серьезных успехов. Символом той войны была «верденская мясорубка» в которой сошлись две армии и в продолжительных боях погибло более миллиона человек с обеих сторон.

Что же случилось в короткий исторический промежуток в 20 лет, что Германия, которая недавно понесла поражение, не только восстановилась, но и смогла  мгновенно подчинить себе всю Европу практически без всякого сопротивления? Более того, Гитлер пришел к власти вообще за 7 лет до покорения им Европы. Да, в короткий срок Германия вооружилась современной техникой…. Но ведь и европейские страны не дремали, они тоже модернизировались…

На самом деле, главное же было в новой стратегии войны: теперь в войне участвовали не армии, а все население, Гитлер выбрал стратегию непрямых действий, он стремился разрушить коммуникации противника, их связи, систему командования, он стремился парализовать дух и волю не только армий, но и правительств и народов покоряемых стран. Гитлер понимал, как никто до него: на войне все решает дух. Немецкая дипломатия все время дезинформировала противников, ссорила их и не давала возможности вступить в союз, всем Гитлер обещал поддержку, и все думали, что они обманывают других, тогда как Гитлер обманывал всех. Немецкая пропаганда воздействовала на СМИ Европы и постоянно внушала ужас перед немецкой армией, были проведены показательные акции устрашения, как, например, бомбежка Герники. Страны Европы кишели немецкими шпионами, которые готовы были сразу же начать диверсии на железных дорогах, мостах и других стратегических объектах. Бесконечные агенты влияния и паникеры распускали ложные слухи и сеяли хаос и панику. Когда немецкие танки вторгались, вся эта огромная машина приходила в движение, и люди в ужасе бежали, бросая все. Атака осуществлялась всегда внезапно, в неожиданном месте и армии не успевали среагировать, когда все уже было кончено, сами народы и сами правительства, по сути, капитулировали.

Ниже последует довольно длинная выдержка из книги Максима Калашникова «Вторжение из будущего». Однако, если учесть, что в этой выдержке коротко описано покорение Гитлером всей Европы, то фрагмент нельзя счесть очень большим:

«Польская армия считалась сильнее русской — ведь поляки одержали верх в войне 1920 года, поэтому Англия и Франция предпочитали иметь в союзниках не Россию, а Польшу.. Поляки, со своей стороны, были уверены, что выдержат удар немцев: французы обещали им, что на 15-й день войны перейдут в генеральное наступление на западном фронте…..
Новое оружие начало действовать — это было настолько неожиданно, что немцы сами удивлялись своим успехам. 600 танков 16 танкового корпуса с ходу прорвали польскую оборону и, пройдя за 8 дней 240 километров, подошли к Варшаве; корпус Гудериана за две недели преодолел 700 километров и достиг Бреста. 16 сентября польское правительство бежало в Румынию; окруженные в нескольких «котлах» 700 тысяч польских солдат положили оружие. «Успехи войск баснословны», — писал начальник германского генштаба генерал Гальдер. Потери германской армии были минимальными — 8 тысяч человек.

Многие историки и политики обвиняли Францию в том, что она не оказала помощи Польше — но в действительности, французская армия просто не успела этого сделать; новое оружие разрушило все планы.…. В польской кампании появилось великолепное дополнение к формуле «ВВС + спецназ + пропаганда + «пятая колонна» + террор» — интегральная танково-механизированная стратегия Гейнца Гудериана.

Уже в апреле 1940 года в Париже издается книга «Немецкое вторжение в Польшу», которая сеет ужас перед действием пятой колонны Гитлера…. Западные газеты сообщали о тысячах немецких шпионов, помогавших наступающим дивизиям Гитлера. И, конечно, дикий ужас перед немцами нагоняли газетные фотографии и кадры кинохроники, развертывавшие картины жестоких авиационных бомбежек Варшавы. Заметим: именно яростные налеты на Варшаву окончательно сломили волю высшего руководства Польши, которое в панике бежало из страны.

Польская кампания во всем блеске показала, чего могут добиться отряды особого назначения. …. «Метод глобального ведения войны с использованием переодетых в чужую форму войск, разработанный Канарисом, призван играть в будущем гораздо более значительную роль, чем до сих пор». (Цитируем по книге Д.Мельникова и Л.Черной «Двуликий адмирал» — Москва, Издательство политической литературы, 1965 г., с. 61-62).

С Данией Гитлер покончил всего за день… Итак, ранним утром 9 апреля 1940 года копенгагенцы проснулись от того, что над крышами их домов с ревом носились немецкие самолеты. Выбежав на улицы, датчане узрели на главных перекрестках солдат в незнакомой форме. В девять утра государственная радиостанция в Дании передала сообщение немецкого командующего генерала фон Каупиша — все, господа, страна занята нами, чтобы предупредить вторжение англичан. Так что сохраняйте спокойствие, подчиняйтесь нам и занимайтесь обычными делами. Следом диктор зачитал обращение короля Христиана. Страна оказалась занятой всего за час. Немцы шутя растоптали пакт о ненападении, и их войска, как по волшебству, оказались в ключевых точках страны ранним утром 9 апреля.

Как? Поползли дикие слухи. Лондонская «Таймс» 11 апреля 1940 года сообщала о том, что немцы скрывались в трюмах морских судов, вошедших в порт Копенгагена накануне, что немцы спрятались в железнодорожном пароме, курсирующем между Данией и Германией. Жившие в Копенгагене немцы с удовольствием служили проводниками частей Гитлера, показывая им кратчайшие пути к датским министерствам, радио, почте, телеграфу, узлам управления железными дорогами. Опять заговорили о страшной, вездесущей и всемогущей «пятой колонне» Гитлера.

Когда в 4 часа утра 9 апреля немецкие части начали вторжение, впереди них уже действовало небольшой отряд спецназа. Он просочился через границу еще накануне, в ночь на 8 апреля, чтобы предотвратить взрыв важных мостов. Но оказалось, что беспечные датчане их минировать даже не думали. Успешно дебютировали головорезы из «Бранденбурга» — его взвод, переодетый в форму датских солдат, захватил мост через пролив Бельт. «Бранденбуржцы» вместе с людьми из военной организации абвера «Норвегия» оперативно взяли стратегические объекты в приграничной полосе. Немецкие сухопутные войска молниеносно рванули через южную границу Дании, вступая в провинцию Северный Шлезвиг, где жили тридцать тысяч немцев. А захват самого Копенгагена? Это же цирк! Нужно было занять ключевые точки датской столицы очень быстро, в зародыше подавив всякую мысль о сопротивлении. Для этого гитлеровцы решили ввести в порт Копенгагена пассажирское судно «Ганзештадт Данциг» с батальоном солдат на борту и с ходу захватить городскую цитадель, господствующую над гаванью, дабы мигом превратить ее в командный пункт для действий десанта, заодно захватив и городскую радиостанцию — не только для того, чтобы держать связь с Берлином и войсками, но и для психологического подавления датчан. Вот так, всего за несколько часов, ценой всего 20 убитых немцев, «Страна данов» потеряла свою независимость и превратилась в часть империи Гитлера. До самого падения Третьего рейха в мае 1945-го датчане исправно подчинялись немецким завоевателям и снабжали их продовольствием.

Перед вторжением в Норвегию Гитлер заимел в ней своего «троянского коня» — верного себе властолюбца, готового лечь под немцев ради обретения власти над страной. Честолюбца и мерзавца, обладающего своей сетью сторонников и боевиков. То был Видкун Квислинг.… Ранее утро 9 апреля в Осло началось с воя сирен противовоздушной обороны. Люди с тревогой узнали о боях в Осло-Фьорде и о том, что стрельба идет на двух столичных аэродромах — Форнебю и Кьеллере. С ужасом люди увидели хищные силуэты немецких бомбардировщиков, которые носились на бреющем полете прямо над крышами домов. Немцы не сбрасывали бомбы, а палили для острастки из пулеметов. Ужас, наводимый Люфтваффе, сработал и здесь. В памяти людей сразу же всплыли картины горящей Варшавы. Около 10 утра радио передало: всем жителям Осло лучше покинуть город. И началась дикая паника.

«… У входов в метро дрались обезумевшие люди, стараясь поскорее укрыться в подземных туннелях. Некоторые пытались спрятаться в подъездах домов, кое-кто бежал к дворцовому парку. Часть населения бежала или пыталась убежать из города; люди катили перед собой детские коляски, забирались на грузовики, брали приступом железнодорожные станции, где весь свободный подвижной состав забился до отказа. Поезда отправлялись в сельские районы». («Ньюве роттердамише курант», 14 апреля 1940 г.) Все были вне себя от страха, уныния и сомнений. Бегущие в шоке и трепете горожане парализовали транспорт, забили дороги, и уже при всем желании невозможно было перебросить норвежские части для боев за город. В это же самое время, пользуясь всеобщей неразберихой в Норвегии, гитлеровцы захватывают аэродромы близ Осло. Тогда же подоспел и быстро соображающий Квислинг. Пользуясь всеобщей суматохой в Осло, он совершил государственный переворот.

Возникло множество слухов. Люди пытались дать хотя бы частичное объяснение чудодейственному успеху немецких десантных операций и последующих действий немецких войск. Норвежцы говорили друг другу, что во всем случившемся немалую роль сыграл саботаж. Были использованы письменные и телефонные ложные приказы, по получении которых норвежские войска преждевременно и вопреки обстановке прекратили сопротивление. Провода, идущие от берега к минным полям, преграждавшим вход в Осло-фьорд, оказались перерезанными.

По свидетельству де Йонга, огромную роль в раздувании шпионско-заговорщических страстей сыграла статья корреспондента «Чикаго дейли ньюс» Леленда Стоува, который, выбравшись из Норвегии в Стокгольм, на весь мир раструбил о том, что немцы создали внутри страны огромного Троянского коня, используя подкупы, тайных агентов и изменников в правительственном аппарате и военно-морском флоте Норвегии. Статью Стоува перепечатывала мировая пресса. 17 апреля 1940 года лондонская «Таймс» опубликовала рассказ англичанина, ставшего свидетелем падения Бергена. И тут передавался слух о том, что войска Гитлера прибыли в порт скрытно, в трюмах грузовых судов.

Гитлеру, который замыслил сокрушить одним решительным ударом Францию и вывести из войны Британию, было жизненно важно покорить Голландию.. Отличием голландской операции от предыдущих как раз и стало большее участие отрядов специального назначения. Именно это сыграло затем и совершенно неожиданную роль — психического подавления голландцев. Спецназовцев же для действий в Нидерландах было у Гитлера не так уж и много — всего около тысячи человек. 10 мая 1940 года началась немецкая наступательная операция…. Дерзкие и далеко не всегда удачные действия диверсионных групп немцев, тем не менее, вызвали к жизни потрясающий «побочный эффект». Именно после их акций всю Голландию поразили дикие слухи о тысячах немецких спецназовцев, которые, переодевшись в голландские мундиры или штатское платье, кишмя кишат по всей стране, сея смерть, смятение и разрушения. Мол, они маскируются даже под крестьян и священников!

Страх перекинулся на весь мир, плодя слухи один другого нелепее. Мексиканская газета «Эстампа» за 29 июля 1940 года опубликовала страшную историю о том, что немцы, организовав в Восточной Голландии колонию нудистов, превратили ее в диверсионный отряд, который утром 10 мая облачился в военную форму и с налету брал мосты с аэродромами… Каким образом немецким десантникам у мостов удалось продержаться до подхода настоящих подкреплений? Ведь они два дня дрались в полном окружении, и превосходящие силы голландской армии должны были их смять и раздавить. Разгадка — в психологии. Командование голландской армии к тому времени было попросту сбито с толку и тряслось от ужаса. Вместо того, чтобы отбивать мосты, голландские военные обыскивали сотни домов, обращая особое внимание на те, в которых жили члены голландской нацистской партии. Они спускались в подвалы и забирались на чердаки, задерживая подозрительных людей. Но они не задержали ни одного человека с оружием в руках! Немцы поступили умело: они поняли, что выброски десантов вызывают панику, и потому даже необязательно организовать шквал тревожных сигналов самим — звонить и приходить будут сами местные перепуганные обыватели. Чтобы усилить панику, гитлеровцы прибегли к хитрости — у Дордрехта, скажем, они сбросили на парашютах не десантников, а чучела, отвлекая силы голландцев на эту приманку и подхлестывая страх. Их самолеты сбрасывали особые устройства-трещотки, которые имитировали стрельбу. И это тоже порождало общее смятение — голландцам казалось, будто стреляют везде. Им мерещились тысячи агентов немецкой разведки и «пятой колонны» из местных предателей, которые палят в спину войскам.

И вот тут-то и вспыхнула паника, принесшая немцам победу! Дело в том, что у голландцев был корпус гражданской обороны — МЧС по-теперешнему. Наблюдатели из корпуса гражданской обороны, следившие за небом, не имели особых радиопередатчиков и поддерживали связь с обычными коммерческими радиостанциями, вещавшими на население. Эти радиостанции во всеуслышание транслировали предупреждения наблюдателей. Голландские обыватели в ужасе слышали о том, что в воздухе свободно кружатся немецкие самолеты, движутся туда и сюда, сбрасывают парашютистов. Одна паническая новость сменялась другой. Радио сыграло ту же роль, что сегодня — телевидение и Интернет. Смятение лесным пожаром покатилось по стране. Паника парализовала волю голландцев и способность не то, что решительно действовать — а даже здраво соображать. Прилипшие к приемникам голландцы слышали истерические сообщения о страшных немецких самолетах, вьющихся над их головами то здесь, то там. Среди голландцев моментально возникла мания — во всех стали видеть переодетых немецких шпионов и саботажников. Мол, парашютисты переодеты в фермеров, полицейских, почтальонов, шоферов и священников.

Слухи о том, что немцы сплошь да рядом переодеваются в голландскую военную форму, побудили некоторые голландские части к «гениальному шагу»: они сняли с себя знаки различия. Мол, перехитрим этим немцев — и по отсутствию знаков различия отличим своих от врагов. Однако другие части, которые не сняли знаков различия, стали принимать «замаскировавшихся» за немцев и принялись палить по ним. Порядок удалось восстановить только на четвертый день войны, когда войска попросту вывели из столицы.

Будучи уверенными в том, что в Гааге — полно сообщников Гитлера в гражданской одежде и в мундирах голландского образца, власти и военные донельзя ужесточили меры предосторожности. Голландские офицеры потом жаловались на то, что в них стреляют свои же, что местные жители, вооружившись пистолетами, норовят их задерживать. Шпиономания парализовала столицу страны. Стремительно разлетались слухи о том, что в руководстве Голландии засели предатели….Потом разнесся дикий слух о том, будто вода в водопроводе отравлена. Власти по радио пытались опровергнуть его, но добились прямо противоположного успеха..
И по стране покатилась волна самочинных арестов. Солдаты, сержанты, лейтенанты и бургомистры — все они сочли себя вправе арестовывать всяких разных. Только в районе Амстердама, где первоначально планировалось согнать в лагерь для интернированных 800 душ, арестовали шесть тысяч! А если учесть такие же аресты и в других городах страны, то картина социальной агонии Голландии — налицо. Никто не знает, сколько вот так самочинно задержанных оказалось расстрелянными солдатами-конвоирами без суда и следствия. Добропорядочное голландское общество за какие-то пару дней превратилось в сумасшедший дом, набитый ополоумевшими от ужаса, зараженными всеобщей подозрительностью, невменяемыми «пациентами». «В первый же день распространился слух о том, что правительство сбежало. Говорили, что наиболее видные общественные деятели убиты и что немцы высадились на побережье Северного моря… Трудно назвать хоть одного голландского военачальника, которого, согласно слухам, не убивали бы по крайней мере один раз. Дороги, по которым намеревались передвигаться голландские войска, оказывались якобы зараженными отравляющими веществами. Найденный шоколад рекомендовалось немедленно уничтожать, так как он наверняка отравлен. В наших ручных гранатах будто бы оказывался песок вместо пороха, а долговременные укрепления рушились при первом же выстреле из-за плохого качества бетона».

Кое-где советовали осматривать все женские сумки, так как в них могли оказаться ручные гранаты. Рекомендовали также высматривать немецких солдат, одетых в голландскую форму. Советовали немедленно обстреливать автомобили с определенным номерным знаком. «В конечном счете, вы уже не знали, чему можно верить». 12 мая 1940 года в Амстердаме распространился слух, будто выведены из строя сирены для предупреждения населения о налетах авиации противника. Один из голландских беженцев писал после прибытия в Англию: «Я как сейчас вижу перед собой человека, бегущего по улице и выкрикивающего эту тревожную весть. «Откуда вы об этом узнали?» — спросили у него. «Это предупреждение полицейского управления! Сообщайте другим!» Распространение данного слуха является наглядным примером организованной работы пятой колонны. Слух был пущен почти одновременно в разных концах Амстердама и распространился со сверхъестественной быстротой. Конечно, он оказался совершенно необоснованным, но успел разлагающе повлиять на моральный дух населения».

Послевоенные расследования показали, что парашютисты немцев не сбрасывались нигде, кроме районов Мурдейка, Дордрехта и Роттердама и трех аэродромов близ Гааги. По одной простой причине: ВДВ Гитлера были просто малочисленны. Не нашли и никаких подтверждений страшным слухам о стрельбе неизвестных людей по голландским войскам в городах. Полной чушью оказались и слухи об отравлении воды и продовольствия, о таинственных световых сигналах и условных знаках. Немцы поразили Голландию прежде всего не парашютными десантами и не танками, не налетами бомбардировщиков и артиллерийскими обстрелами — они убили ее волной умело поднятого страха. Способность здраво рассуждать отключилась — и вот в момент, когда немецкие танки и мотопехота прут на Голландию с востока, голландские войска лихорадочно перебрасываются к Гааге и Роттердаму, для борьбы с несуществующим восстанием нацистских боевиков! Скорость, с которым рухнуло и раскололось общество в демократической Голландии, поразительна.

Голландия пала всего за пять дней, доставшись завоевателям с целыми-невредимыми паровозами, железными дорогами, заводами, электростанциями, плотинами и каналами. Для ее сокрушения не пришлось уничтожать жестокими бомбардировками всю техносферу и инфраструктуру….
Бельгийский случай — это особая глава триллер-войны. С самого начала немцы в один только день 10 мая 1940 года смогли одержать совершенно реальную — и при этом на сто процентов фантастическую! — военную победу. Именно она стала тем самым шоком, который поверг бельгийцев в сильнейший трепет. И этой победой немцев стало молниеносное падение самой сильной бельгийской крепости, ключа ко всей стране — твердыни Эбен-Эмаэль. Немцы взяли ее десантом с планеров! Они свершили чудо, и это поразило сознание их неприятеля.

Стремительное падение Эбен-Эмаэля и всей системы укреплений на границе вызвало панику в Бельгии. Ведь никто не знал, как немцы добились такого мгновенного успеха. Массы бельгийцев были уверены в том, что в верхах их страны — измена. А как иначе как объяснить взятие неприступной твердыни, падение всей системы укреплений на границе и успешный переход немецких частей через канал Альберта? Впрочем, другое объяснение нашлось тотчас же. Уже 10 мая по Брюсселю полетели ужасные слухи о том, что гарнизоны бельгийских укреплений оказались уничтоженными страшным секретным оружием Гитлера — отравляющими газами и некими «лучами смерти». Ничего этого и в помине не было. Власти только подстегнули этот психоз. 10 мая министр обороны Бельгии выступил по радио и призвал граждан сообщать военным властям обо всех подозрительных личностях, замеченных близ укреплений и прочих военных объектов. Он предложил людям снять с автомобилей все радиоприемники. Действие этого обращения оказалось поразительным. Бельгийцы поняли это так: шпионы — на каждом шагу, а радио в машинах нужно снимать, потому что уже обнаружены вражеские агенты, получавшие инструкции с помощью автомобильных приемников. Поток сигналов бдительных граждан о множестве подозрительных субъектов буквально захлестнул бельгийских военных. На третий день войны власти по радио заявили: мол, граждане, по всей стране высаживаются германские парашютисты-диверсанты, переодетые в гражданскую одежду и снабженные портативными передатчиками. И это сообщение было бредом воспаленного воображения — практически все немецкие ВДВ в тот момент дрались в Голландии. 5200 агентов абвера просочились сюда под видом гражданских беженцев. Но дело было сделано — и вот уже само бельгийское правительство стало главным распространителем панических слухов и генератором всеобщей шпиономании. 13 мая правительство завопило о том, что переодетые агенты немцев совершили несколько нападений на полицию. Тут же в эфир передали еще более идиотское требование органов безопасности — дескать, граждане, надо срывать со столбов рекламные плакаты немецкого кофейного напитка «Паша», потому как на обратной стороне этих щитов с довольным турком, пьющим цикориевый кофе, коварные немцы нанесли рисунки с важной информацией о связи и транспорте нашей Бельгии. И этот бред несли в эфире на полном серьезе!

Параллельно с развалом армии страх сорвал с места массы беженцев. Уже 10 мая дороги юго-восточной части Бельгии оказались запруженными толпами бегущих от войны людей. Дело в том, что правительство приказало эвакуироваться железнодорожникам и почтово-телеграфным служащим, но население, увидев их поспешный уход, рвануло следом. Движение по дорогам оказалось полностью дезорганизованным. Невозможно стало перебросить войска навстречу наступающим гитлеровцам. Поток беженцев заражал страхом все новые и новые районы, захватывая с собой тысячи их жителей. И вот уже в западную часть Бельгии прибежали полтора миллиона деморализованных, обезумевших людей. Они рвались дальше, во Францию — но французы на пять дней перекрыли границу. А когда они ее открыли, было уже поздно. Немцы начали «удар серпом» через Арденны, и в северную Францию хлынул настоящий людской водоворот, в котором смешались гражданские беженцы с отступающими из Бельгии английскими, французскими и бельгийскими солдатами.

Масса антигитлеровских войск тогда создала дополнительный фактор «психического поражения». Ударив через Арденны к морю, немцы перерезали пути снабжения англо-французской группировки в Бельгии — и та стала отходить к порту Дюнкерк.

Шок и трепет стали перекидываться из Бельгии во Францию, куда рвались толпы ошалевших от ужаса беженцев. Органы французской войсковой контрразведки оказались парализованными: в них не имелось отделов для борьбы с замаскированными немецкими агентами, способными затесаться в массу гражданских беглецов (аналога сталинского СМЕРШа). Сами сбитые с толку, французские контрразведчики поддавались действию самых нелепых и пугающих слухов. Они нашли «выход»: принялись расстреливать на месте всех, кого подозревали в шпионаже и диверсиях. Но беженцев-то — сотни тысяч! Как их профильтровать? То здесь, то там среди французских войск начиналась беспорядочная пальба — по призракам немецких диверсантов. То и дело расстреливали подозрительных местных жителей.

Страх смел в мусорную кучу всякие права человека, законность и прочие принадлежности демократии. А всеобщая мания вызывала нечто подобное массовым видениям. Люди видели то, во что верили и что боялись. Журналист Ходсон 13 мая встретил в Брюсселе перепуганную почтенную даму, которая говорила ему: мол, немцы разбрасывают взрывающиеся часы и авторучки, а после падения всего одной немецкой бомбы все дома в радиусе 150 ярдов были просто сметены с лица земли. Да, такой радиус поражения — это почти атомная бомба тактического назначения! Вот что делает страх!

И начался своего рода «маленький 1937-й год» в бельгийском исполнении. Получилось так же, как у Сталина в СССР: он приказывал брать троцкистов, а местные органы, стремясь выслужиться и достичь личных целей, бросали в мясорубку репрессий всех по своему произволу.. Уже 13 мая бельгийские тюрьмы оказались переполненными. Пришлось отпускать на волю военнослужащих, отбывавших сроки за сравнительно мелкие преступления и гражданских заключенных — ибо нужно было освободить место для тысяч «немецких шпионов». Самых подозрительных решили погрузить в поезда и вывезти на территорию Франции. Творились страшные вещи. Как пишет де Йонг, в одном из поездов, вышедших из Брюсселя, томились 1100 человек — немецких подданных, большинство которых были евреями, бежавшими от Гитлера. Среди тех, кого депортировали из Валлонии, были националисты Дегрелля, коммунисты, подозрительные лица из Эйпена и других районов Бельгии с немецким населением, торговцы, полицейские. Здесь был студент-иранец, исключенный из университета по подозрению во враждебной деятельности. Или, например, инженер из Югославии, которого арестовали за то, что он несколько раз подряд проехал вверх и вниз на лифте. Несчастный пытался объяснить, что убирал вещи с верхнего этажа, опасаясь немецких зажигательных бомб. Но соседи были уверены, что он продает сигналы немецким самолетам — и югослава забрали. Среди арестованных замечали много священников — их сочли шпионами, переодевшимися в рясы.

15 мая из города Брюгге на трех автобусах отправили 78 арестованных, сковав их попарно наручниками. Тут были немцы, голландцы, фламандцы, евреи, поляки, чехи, русские, канадцы, итальянцы, французы, датчанин и швейцарец. Их отправили сначала в Бетюн — но там тюрьма оказалась битком набитой, и бедняг повезли в Абвиль на севере Франции. Однако и там мест в темнице не нашлось. Что делать? Вокруг царила страшная паника, в любой момент в окрестностях города могли появится немецкие танки. И тогда 22 арестованных расстреляли прямо в городском парке, у эстрады для оркестра.

Направляемые на юг арестованные из Брюсселя и других городов Бельгии ехали по Франции в душных, запертых на замок вагонах для перевозки скота, на которых вывели аршинные надписи: «Пятая колонна», «Шпионы», «Парашютисты». Многие из этих «шпионов» скончались по дороге.

…20 мая немецкие танки, пройдя сквозь Арденны, достигли атлантического побережья. Лучшие англо-французские части и остатки бельгийской армии оказались в окружении, отходя к Дюнкерку. Так в считанные дни пала к ногам Гитлера Бельгия, пораженная страхом…

После прорыва немцев к морю более миллиона французских, английских и бельгийских солдат были отрезаны от основных сил. Немецкие танковые корпуса продвигались вдоль побережья, почти без сопротивления занимая французские порты. Объятые паникой французы бросали оружие; английская экспедиционная армия отступала к Дюнкерку — это был единственный порт, откуда англичане могли эвакуироваться на родину. Но Гудериан подошел к Дюнкерку на два дня раньше; немецкие танки уже стояли перед беззащитным городом — и тут поступил приказ остановить наступление. «Мы лишились дара речи», — вспоминал Гудериан. «Стоп-приказ» Гитлера стал одной из загадок истории; остановка танков Гудериана позволила 300 тысячам англичан избежать гибели или плена и переправиться через пролив.

Продолжение следует

(с)

Продолжения я не нашла, наверное, следует искать его в книге.

Отредактировано Лукерья (29.07.2010 14:01:34)

0

3

УТЕРЯННЫЕ ПОБЕДЫ
    По мемуарам Гудериана, Миддельдорфа, Меллентина, Манштейна и Типпельскирха

    1) Нам мешал Гитлер. Гитлер был дурак. Немецкий солдат был рулез. Немецкий командир был как Великий Фридрих, но без порочных наклонностей.
    2) Русские завалили нас мясом. Мяса у русских было много. Русский солдат — дитя природы, он ест то, что не сможет от него убежать, спит стоя, как конь, и умеет просачиваться. Автор неоднократно был свидетелем того, как целые танковые армии русских просачивались сквозь линию фронта, причем ничто не выдавало их присутствия — казалось бы, еще вчера обычная артподготовка, бомбежка, наступление русских, и вдруг раз!!! — в тылу уже русская танковая армия.
    3) СС иногда немного перебарщивало. То есть, если бы все ограничилось обычными грабежами, расстрелами, насилиями и разрушениями, которые иногда учинял германский солдат от избытка молодецкой силы, гораздо больше людей приняли бы новый порядок с удовольствием.
    4) У русских был танк Т-34. Это было нечестно. У нас такого танка не было.
    5) У русских было много противотанковых пушек. Противотанковая пушка была у каждого солдата — он прятался с нею в ямках, в дуплах деревьев, в траве, под корнями деревьев.
    6) У русских было много монголов и туркмен. Монголы и туркмены, подкрепленные комиссарами это страшная вещь.
    7) У русских были комиссары. Комиссары это страшная вещь. По определению. Большинство комиссаров были евреи. Даже жиды. Мы своих евреев, не по-хозяйски уничтожили. Гиммлер был дурак.
    8) Русские использовали нечестный прием — делали вид, что сдаются, а потом — РРАЗ! и стреляли немецкому солдату в спину. Однажды русский танковый корпус, сделал вид, что сдается, перестрелял в спину целый тяжелый танковый батальон.
    9) Русские убивали немецких солдат. Это вообще было страшное западло, ведь по честному, это немецкие солдаты должны были убивать русских! Русские все козлы, поголовно.
    10) Союзники нас предали. В смысле, американцы и англичане.

(с)  :D

Отредактировано Лукерья (29.07.2010 14:07:19)

0

4

Весь ход войны на интерактивной карте

Данные о русских погибших за Европу

Отредактировано Лукерья (29.07.2010 14:12:13)

0

5

История может быть понята только через сослагательное наклонение. Гитлер много раз мог завоевать и мир, и Европу, и Россию. Все благодушные разговоры на тему "мы бы его все равно победили"- несостоятельны.
В свете этой книги ярче и понятнее истинный подвиг наших дедов. (с)

Книга "Упущенные возможности Гитлера"

0

6

Пять мифов о Великой Отечественной

Великая Отечественная война породила множество лживых легенд. Особенно усердствуют в этом недобросовестные западные ученые и мемуаристы (да и некоторые российские тоже). «КП» попросила сотрудников Института военной истории Минобороны России дать свою оценку самым расхожим мифам о войне

Миф первый: «Сталин готовил упреждающий удар по Гитлеру».

Иван БАСИК, полковник, кандидат исторических наук, заместитель начальника Института военной истории МО РФ по научной работе:

- До сих пор не утихают споры о том, готовился ли Советский Союз к нанесению превентивного удара по Германии.

Авторы «Ледоколов», «Последних мифов» и т. п. настойчиво тиражируют ничем не доказанные утверждения о том, что Сталин «просто не успел форсировать Буг первым».

Наверное, в этом случае уместно поставить вопрос так: имел ли Советский Союз планы напасть на Германию первым? Обычно фальсификаторы ссылаются на некие проекты документов и положения предвоенных уставов. Изучение документов, хранящихся в российских архивах, доказывает: все это вымыслы. Ибо на этот счет нет ни одного документа, в том числе и оперативных планов, представленных Сталину (и соответственно подписанных Г. К. Жуковым или С. К. Тимошенко) и утвержденных им. Также нет ни одного документа приграничных военных округов, содержащих подобные планы. В Полевом Уставе 1939 года говорилось: «Если враг навяжет нам войну, Рабоче-Крестьянская Красная Армия будет самой нападающей из всех когда-либо нападавших армий. Войну мы будем вести наступательно, перенесем ее на территорию противника». В выступлениях Сталина, к примеру, 15 мая 1941 года также подчеркивается: «Проводя оборону нашей страны, мы обязаны действовать наступательным образом...» Сторонники теории превентивной войны, «анализируя» действовавшие в то время советские планы и уставы, не хотят замечать, что речь о решительных наступательных действиях РККА в них идет после слов «если» или «в случае развязывания войны».

Даже после известных оперативно-стратегических игр в Западном и Киевском Особых военных округах в январе и мае 1941 г., когда стало ясно, что гитлеровский вермахт способен нанести Красной Армии серьезное поражение, советское руководство все еще надеялось оттянуть начало войны и не стало принимать упреждающих мер, способных спровоцировать войну, к которой СССР не был готов.

Немаловажным, по моему глубокому убеждению, является тут и фактор способности СССР к нанесению по противнику разящего превентивного удара, да еще при том состоянии Красной Армии. Несмотря на некоторое общее количественное превосходство в силах над вермахтом, оно было явно недостаточным для решительного наступления летом 1941 года. Не говоря о состоянии боевой готовности частей и соединений РККА, организации управления даже на оперативно-стратегическом уровне, в целом боевой подготовки войск. Это наглядно подтвердили события июня - июля 1941 года...

Миф второй: «Перед войной армия была почти полностью обезглавлена»

Константин КУЛАГИН, научный сотрудник отдела военной статистики ИВИ МО РФ:

- Некоторые «популяризаторы истории» утверждают: сталинский режим уничтожил наиболее подготовленные военные кадры, оставив Красную Армию накануне войны с командирами, не обладавшими ни соответствующим военным образованием, ни опытом. Заявленная этими «ниспровергателями» численность репрессированных колеблется в крайне широких пределах: от 32 тыс. до 100 тыс. человек. Было бы правильным им обратиться к исследованиям сотрудников Института военной истории. Ученые на основе большого числа документов раскрыли круг основных вопросов, связанных с репрессиями командного состава в предвоенные годы (см. таблицу № 1).

ТАБЛИЦА 1

КОЛИЧЕСТВО РЕПРЕССИРОВАННЫХ ВОЕНАЧАЛЬНИКОВ

Группа командного состава Состояли в РККА в 1936 г.

Расстреляны Умерли под следствием Покончили жизнь самоубийством Вышли из тюрьмы живыми Итого

Высшее звено 41 41 2 2 1 46

Корпусное звено 88 93 8 2 12 115

Дивизионное звено 352 222 18 2 51 293

Бригадное звено 977 373 35 4 66 478

Полковое звено 2693 379 22 3 74 478

Всего 4151 1108 85 13 204 1410

Поясняем: все данные относятся не только к 1936 году, а ко всем предвоенным годам, что и оговорено в тексте статьи (но, к сожалению, неудачно отражено в таблице). В этот период численность командного состава значительно возрастала. Этим и можно объяснить, что в 1936 году, например, в командном корпусном звене числилось 88 военнослужащих, а к началу войны количество репрессированных этого уровня составило 115 человек.

Если посмотреть на численность уволенных (не репрессированных!) из рядов лиц командного состава (офицеров), то получаем следующую картину: всего (округленно) 32 тыс., из которых восстановлено 12 тыс. человек. В 1938 - 1940 гг. армия получила 271,5 тыс. новых командиров, то есть в десятки раз больше, чем потеряла от репрессий.

Посмотрим на изменение образовательного уровня командного состава в предвоенный период (см. таблицу № 2).

ТАБЛИЦА 2

УРОВЕНЬ ОБРАЗОВАНИЯ КОМАНДНОГО СОСТАВА

Год Академическое военное образование Среднее военное образование

1936 13 тыс. чел. 125 тыс. чел.

1939 23 тыс. чел. 156 тыс. чел.

1941 28 тыс. чел. 206 тыс. чел.

Относительно общей численности РККА доля репрессированных показана на таблице № 3.

ТАБЛИЦА 3

ЧИСЛО ОСУЖДЕННЫХ КОМАНДИРОВ

Год Общая численность (в т. ч. средний, старший и высший комсостав РККА) Осуждены по политическим мотивам Всего, % 1936 1 219 325 925 (79) 0,075

1937 1 645 983 8681 (1559) 0,527

1938 1 582057 8360 (161) 0,528

1939 1 931962 1099 (365) 0,056

1940 3 851 700 1603 (61) 0,041

Итого: 2 046 205 (средняя) 20 668 (3682) 1,01

Совершенно очевидно, что общий уровень военного образования комсостава РККА рос, несмотря на репрессии.

Таким образом можно утверждать: Красная Армия перед войной не была ни «полностью обезглавленной», ни «оставленной с безграмотными командирами».


Миф третий: «Наши летчики воевали хуже немецких»

Николай КОВЕРДЮК, подполковник, кандидат исторических наук, заместитель начальника отдела ИВИ МО РФ:

- С начала девяностых годов в различных печатных изданиях периодически появляются публикации, в которых доказывается, что советские летчики-асы времен Великой Отечественной войны не такие уж и асы по сравнению с немецкими. В доказательство приводятся аргументы, что немецкий ас Э. Хартман сбил 352 самолета, а его коллеги - от двухсот до трехсот. В то же время лучший советский ас И. Кожедуб сбил всего 62 самолета. Печатаются мемуары различных немецких летчиков, из которых следует, что они имели полное превосходство над советскими. Так ли это? Огромная разница в количестве самолетов, сбитых советскими и немецкими асами, объясняется прежде всего различием методик оценки результативности воздушного боя.

В ВВС Германии за основу принимались данные фотоаппаратуры. Между тем известно, что не всякое попадание пуль и снарядов даже в жизненно важные части машин заканчивалось уничтожением самолета. Многие советские летчики на поврежденных машинах возвращались на свои базы и после ремонта снова вылетали на задания, хотя эти самолеты были зафиксированы немцами как сбитые. Обычно все самолеты, сбитые группой, записывались на лицевой счет командира группы, руководившего воздушным боем. Командирами же таких групп (звеньев, эскадрилий), как правило, являлись опытные асы, которые и таким образом набирали себе баллы.

Наконец в германских ВВС, чтобы стимулировать действия летчиков в борьбе с бомбардировочной авиацией, которая представляла наибольшую угрозу для немецких военных и промышленных объектов, велся подсчет сбитых самолетов по количеству моторов. Так, за уничтоженный в воздухе истребитель противника летчику записывалась одна победа (1 балл), а за сбитый двухмоторный бомбардировщик - два балла, четырехмоторный - четыре балла. Все это в конечном итоге оказывало влияние на общий подсчет самолетов, сбитых немецкими асами. Кроме того, 352 воздушные победы Э. Хартмана - это не 352 сбитых самолета, так как понятия «воздушная победа» и «сбитый самолет» совершенно разные и между ними знак равенства ставить нельзя. В советских ВВС сбитые самолеты учитывались по двум категориям: сбитые лично и сбитые в группе. Самолет противника считался сбитым в том случае, если доклад летчика о победе подтверждался свидетельствами других участников воздушного боя и подкреплялся информацией наземных наблюдателей. В дальнейшем ходе войны эти сведения еще дополнительно контролировались фотоаппаратурой, установленной на самолетах, фиксировавшей попадания снарядов в самолет противника. Следовательно, в поиске исторической правды надо рукодствоваться проверенными документальными материалами, основанными на подлинных фактах и цифрах.


Миф четвертый: «Большинство красноармейцев сдались в плен добровольно»

Сергей ЛИПАТОВ, подполковник, заместитель начальника отдела ИВИ МО РФ:

- Как в российских, так и в зарубежных СМИ зачастую грубо искажается правда о советских военнопленных. Споры об их количестве не стихают до сих пор.

По исследованиям разных историков, во время Великой Отечественной войны в немецкий плен попали от 4 до 7 миллионов советских солдат. По данным Комиссии при Президенте Российской Федерации по реабилитации жертв политических репрессий, во время войны в плену оказались 4 млн. 70 тыс. советских солдат и офицеров. Расхождения в цифрах связаны с методикой подсчета пленных. Так, например, немцы причисляли к военнопленным гражданских лиц, имевших хотя бы косвенное отношение к армии: мобилизованных на строительство оборонительных рубежей, железнодорожников, работников военторгов и т. п.

В последнее время некоторые историки стали утверждать, что подавляющее большинство красноармейцев сдались в плен добровольно. Но это далеко не так. Даже немецкое командование отмечало невиданно ожесточенное сопротивление наших воинов. Большая часть из общего количества пленных оказалась в неволе в первый период войны, когда в ходе стремительного продвижения вермахта по Прибалтике, Белоруссии и Украине Красная Армия потерпела ряд тяжелых поражений. Тогда изнуренные боями, голодом, деморализованные, не способные оказывать противнику организованное сопротивление из-за потери управления и отсутствия снабжения, целые подразделения и части попадали в плен. Таким образом, подавляющее большинство попало в плен вынужденно. Хотя случаи добровольной сдачи в плен тоже были, их количественное отношение к общему числу пленных характеризует следующий факт: в тыловом районе немецкой группы армий «Центр» с начала войны до декабря 1941 г. действовало 38 лагерей для советских военнопленных, из них для перебежчиков предназначалось лишь два - на 400 человек каждый.

По немецким данным умерли в плену около 2 млн. советских военнопленных. Убиты при попытке к бегству или переданы в лагеря смерти - 1 млн. человек. Умерли в пересыльных лагерях 280 тыс. человек. По советским данным, к 1 декабря 1946 года в СССР вернулись 1 млн. 835 тыс. военнопленных.


Миф пятый: «Красная Армия понесла потери в 6 раз больше, чем вермахт»


Степан ТЮШКЕВИЧ, генерал-майор, доктор философских наук, профессор:

- В последние 10 - 15 лет в некоторых научных работах и особенно в средствах массовой информации фальсифицируется такое понятие, как «цена Победы». Для определения цены победы особое значение имеет учет всемирно-исторического факта устранения фашистской опасности, угрожавшей миру и СССР, обеспечения его суверенитета, создания благоприятных условий для развития других стран, а также учет не всех, а боевых потерь. Учет потерь Красной Армии немыслим без их сравнения с потерями вермахта и его союзников. А потери с обеих сторон были чрезвычайно большими: они относятся как 1,3:1 (Красная Армия - 8668,4 тыс. чел., а немцев и их европейских союзников - 6668 тыс. чел.). Это опровергает утверждения некоторых псевдоисториков о том, что мы выиграли войну «в 6 раз большими жертвами, чем ее проиграла нацистская Германия». Аналогично обстоит дело и с потерями военной техники.

Отредактировано Лукерья (29.07.2010 14:20:23)

0

7

Вернуть Сталина Победе!

    Пять лет назад к 60-летию Великой Победы Е. Холмогоров написал дельную статью о роли Сталина в войне. И предложил властям срочно одуматься и вернуть Сталина Победе. Воз и ныне там. Наоборот, маниакальное сопротивление антисталинистов, несмотря на то, что все перестроечные антисталинские мифы полностью разоблачены историками, только нарастает. Похоже, тьма сгущается перед рассветом. Это их последний и решительный бой. Совершенно очевидно, что  с признанием заслуг Сталина тянуть дальше невозможно. По данным различных опросов за это уже выступает более 65% населения страны. Антисталинистов набирается на более 20%.  Причем, их число постоянно сокращается. Ведь нынешние сталинисты - это просто  просвещенные, осведомленные бывшие антисталинисты. Перестроечная пропаганда затронула в свое время  300 млн. человек. И если после нее люди сейчас вновь предлагают ставить памятники Сталину и вывешивать его портреты, то это не потому, что они не прочитали в свое время  журнал "Огонек" о мифических миллионах жертв, а потому, что прочитали нечто более серьезное и заслуживающее доверия. Если 10 лет назад хорошо к Сталину относились 5% населения страны, а сейчас 65%, то это не потому, что все забыли  книги Солженицына, а потому, что поняли, что  Солженицын  - лгун.  Люди, которые сегодня выступают против Сталина-  просто на весь свет заявляют, что они 20 лет не читали ничего нового на тему истории своей страны, что их сознание сформировано перестроечной пропагандой, что оно заморожено, они расписываются в том, что все их познания о Великой войне заканчиваются на фильмах Сванидзе, сказаках Радзинского и книжках Роя Медведева. Всякий антисталинст сегодня это человек, который просто написал у себя на лбу огромными буквами: " Я невежда, я жираф, до которого все доходит очень медленно".  Зайдите в любой книжный магазин. Книг про Сталина стоит не меньше  десятка. В крупных магазинах сотни книг серьезных историков. Эти книги прочитали миллионы людей и они распростарнили новую информациюв социальных сетях, в интернете , в личном общении. Этот тренд не остановить, всякий, кто попытается остановить "ресталинизацию" будет мочиться против ветра и тем самым только замочит себя. Думаю, что к 70-летию победы вопрос со Сталиным будет решен окончательно и бесповоротно в его пользу.

    Поставленный некоторое время назад Алексеем Чадаевым в «Русском Журнале» вопрос о сущностной, политической и политологической реабилитации Сталина давно назрел. И, можно сказать, перезрел. Мало того, на уровне массового сознания это, фактически, произошло. Что окончательно зафиксировал тот ажиотаж, который вызвало 50-летие со дня смерти Генералиссимуса в 2003 году. Сегодня даже ругать Сталина, не делая определенных оговорок, позволяют себе лишь политические маргиналы. Однако ресталинизация является, пока что, стихийной. Это популистское движение, реакция на атмосферу политического, военного и социального унижения, в которой находится Россия при «антисталинистах». После того, как стали очевидны масштабы человеческих потерь нации всего за полтора десятилетия, случившихся без всяких войн, революций и расстрелов, то отпал даже аргумент от «ГУЛАГ»-а, поскольку число «жертв демократии» давно превзошло все сколько-нибудь реалистичные оценки числа жертв репрессий.

    «Перестроечная» версия истории попросту рассыпалась под ударами фактов. Не осталось, кажется, ни одного классического антисталинского мифа, который не был бы развенчан историками, кинодокументалистами, на худой конец — журналистами. Делается это с тем большим рвением, что ресталинизация истории становится ходовым товаром, на ней можно сделать имя и даже деньги, что не может не направлять молодых амбиций в соответствующую сторону. Последней линией обороны «антисталинизма» остаются художественные придумки, исправно переносимые на экран в виде всевозможных «Московских саг» и «Детей Арбата». Однако, несмотря на высокий зрительский рейтинг, цели подобные сериалы не достигают, — зрители не столько следят за сюжетом, сколько любуются на попавшие в кадр артефакты прошлого, и на красивых актрис, если таковые в кадре имеются. На вызывающие содрогание фразы типа «Нэт чэловэка, — нэт проблэмы», — зритель обычно сердито соглашается: «Вот уж точно. Не будь Чубайса…».

    Тыловая линия «антисталинизма» — это истерика, визг, в который срываются некоторые «порядочные люди», стоит только подчеркнуть необходимость восстановить справедливость к Сталину, хотя бы как к Верховному Главнокомандующему. Недавний скандал в «высшем обществе» Рунета (сиречь в ЖЖ), где прошла акция с призывом восстановить такую справедливость к Главковерху, очень хорошо показала нервический характер реакции большинства антисталинистов. Никто так и не мог объяснить, какие у нас есть основания отказывать Главнокомандующему в триумфе Победителя, если находившаяся под его командой армия безоговорочно выиграла величайшую в мировой истории войну. Либо начинались отговорки, что «а в 1941 все было плохо», и еще смешнее, — «если бы не пакт Сталина с Гитлером, войны бы вовсе не было», либо вовсе дело ограничивается заявлениями типа: «Не сметь. В войне победил Народ, а не Сталин». Чадаев очень верно указал на то, что, именно позволив Хрущеву с присными насадить в СССР подобные настроения, мы, в итоге, создали нынешнюю ситуацию, когда в канун 60-летия Победы по Европе прокатывается волна реваншизма, оголтелым авангардом которой выступает бывшая наша, а ныне НАТО-вская Прибалтика.

    Сперва мы согласились на то, что «Сталин не лучше Гитлера», потом, в перестройку, что он «такой же, как Гитлер», сегодня выясняется, что на взгляд наших западных соседей «Сталин хуже Гитлера». Что вполне логично, — обслуживание немецких офицеров латышской девушке Вайре не было бы зазорно, а вот в ужасе перед русскими она бежала аж на край света. Вместо того, чтобы тихо есть отруби в еврохлеву у немцев, восточноевропейские славяне, а заодно и румыны вынуждены были под гнетом русских целых 40 лет заниматься строительством собственной государственности, развивать какую-то экономику, создавать армию, участвовать в каких-то учениях какого-то Варшавского договора… В общем, — предаваться занятиям, к коим они, согласно немецкой расовой теории, были не приспособлены.

    Но какое нам, в сущности, дело до этих «волнений Литвы». Сталин — это часть нашей, русской истории. Нам надо понять, что он дал и чего лишил нашу нацию, в чем он перед ней виноват, а в чем его великая заслуга. Не будем уходить далеко и пересматривать историю нэпа, индустриализации, коллективизации, культурной революции, национальной политики и репрессий. Остановимся на главном дискуссионном эпизоде — войне. Если в Великой Отечественной победил не Сталин, то тогда придется предположить, что никакой Победы вовсе не было.

    Обратные утверждения основываются на невежественном обывательском представлении о Сталине, как о политическом лидере, осуществляющем лишь «общее стратегическое руководство» войной и опирающемся в конкретных вопросах на мнение неплохо подобранных помощников. В этом случае к Сталину может быть счет за общестратегические ошибки, в то время как его причастность к конкретным достижениям и победам остается под вопросом. Несмотря на огромную мемуарную литературу, интеллигентный обыватель обычно придерживается представления, почерпнутого из плохих фильмов, в которых Сталин обычно задает идиотские вопросы типа: «А сумеим ли ми разбит нэмцев?» и с трудом соглашается на дельные рекомендации военачальников.

    На самом деле, на Сталина как руководителя государства, а затем как Верховного Главнокомандующего были замкнуты все управленческие цепи в армии, промышленности, и политике. Он нес непосредственную ответственность за каждую мелочь. Эта вовлеченность Сталина была тем большей, что уникальной особенностью его личности была исключительная память на детали, позволявшая ему свободно ориентироваться в вопросах, которые большинству руководителей государств и вооруженных сил попросту не известны в силу ограниченности интеллектуального ресурса. Поэтому на Сталине лежит персональная ответственность как за все сделанные ошибки, так и, коль скоро война была сведена с безоговорочной победой над противником, за эту Победу.

     

    1. Сам себе Генеральный Штаб. Почему Сталин не ездил на фронт?

     

    В интересах «борьбы с культом личности» и «десталинизации» в официальных историях и мемуарной литературе о войне руководство ею упорно деперсонифицировалось. Вместо реального главнокомандующего везде фигурирует безликая «Ставка», которая «учит», «советует», «рекомендует», «решает». По счастью, дело не дошло до маразма, и тогда, когда рассказывается о разговорах лично со Сталиным, не утверждается, что «состоялась встреча со Ставкой». Но везде, где мы читаем «Ставка», мы должны читать «Сталин». Достаточно произвести эту замену, и сразу станет понятен объем работы, совершавшейся Сталиным изо дня в день.

    За время войны Сталин создал очень своеобразную структуру руководства вооруженной борьбой Советского Союза. Структуру сверх-централизованную, но и наиболее прочную и работоспособную. В одних руках и одной голове было сосредоточено политическое, хозяйственное и чисто военное руководство. Будучи, фактически, учеником маршала Шапошникова, автора знаменитой работы о Генеральном Штабе «Мозг армии», Сталин ценил генеральное штабное командование очень высоко. В этом отличие от Германии, где Генштаб по сути прекратил свое существование и был раздроблен на несколько параллельных и жестко конкурирующих структур, каждая из которых самостоятельно выодила на Гитлера (главнокомандование вермахта — ОКВ, главнокомандование сухопутными войсками — ОКХ, единственное при генерале Гальдере всерьез исполнявшее штабные функции, и командования авиации и флота), и западных демократий, где штабное планирование и руководство были отделены от политического. В СССР «Ставка», то есть Сталин, объединяла все функции. Генштаб был оперативным рабочим органом Ставки, причем после отхода от дел больного Шапошникова его, фактически, возглавил сам Сталин. Номинальный начгенштаба А.М.Василевский реально, вместе с Жуковым, работал приводным ремнем сталинских решений, разъезжая по фронтам. Оба маршала, которых Сталин не раз в шутку предлагал объединить в одного, были ценными помощниками и советниками Сталина. Василевский достойно представлял «интеллектуальное» начало блестящего военного планирования, Жуков представлял начало яростно-волевое, умение любой ценой добиться того, что Сталин называл «большевистскими темпами». Но поручить кому-либо из них координацию всех военных усилий в положенном настоящему Генштабу объеме Сталин не решался. Роль «мозга армии» он взял на себя сам.

    За годы войны Сталину удалось создать настоящий «большой Генеральный Штаб» воплощавший идеи Мольтке, Конрада фон Хетцендорфа и Шапошникова, добиться постоянного точного информирования Ставки о происходящем на фронте и беспрекословного исполнения ее директив и конкретных приказов. Сталину было в подробностях известно положение на всех фронтах, в армиях и корпусах, и, при этом, он имел целостную картину происходящего, позволявшую ему принимать верные решения.(1)

    Большинство «ошибок Сталина» приходится на тот период войны, когда не существовало отлаженной системы информирования Генштаба фронтами, когда ответственность была разделена между большим числом лиц, каждое из которых стремилось этой ответственности избежать. Классическим примером такой несогласованности была летняя кампания 1942 года, когда принятое решение о стратегической обороне было не выполнено в результате авантюризма руководителей направлений, до последнего обещавших Ставке успех. Генштаб при этом представлял собой лишь одну из сторон в системе согласований. У Сталина не было того инструмента, на котором он мог «играть». До войны у Сталина, очевидно, была иллюзия, что инструмент уже существует, поэтому он был так потрясен (о его искреннем потрясении, а не о мифической «растерянности», говорят все добросовестные участники событий) дезорганизацией советских войск в первые дни войны. За два с половиной года, «большевистскими темпами», Сталин создал надежный инструмент военного управления, как создал перед этим инструмент управления политического. Уже в 1943 игра была практически безупречной. История германского руководства войной была историей расстройства «инструмента» в результате неумелой игры на нем, история советского руководства войной была, напротив, историей «настройки».

    С этой работой Сталина как Главкома связан один очень важный антисталинстский миф, имеющий широкое хождение. О том, что Верховный якобы боялся ездить на фронт по причине трусости. Обвинение абсурднейшее. Все знавшие Сталина в период революционного подполья, печально знаменитых «экспроприаций» и Гражданской войны отмечали его исключительную личную храбрость, кое-кому казавшуюся безумной. Даже Троцкий обвиняет Сталина в самоуправстве, упрямстве, жестокости, но только не трусости. К тяжелейшим дням Битвы за Москву относятся слова Сталина, передаваемые его охранником Рыбиным. В ответ на вопрос, когда отправлять в эвакуацию полк Кремлевской охраны Верховный ответил: «Если будет нужно, я этот полк сам поведу в атаку». Нежелание Сталина выезжать на фронт, и, тем более колесить по свету, как это делал, допустим, Черчилль (и в самом деле не раз ставивший свою жизнь под серьезную угрозу) объяснялось его положением в системе военного командования. Черчилль был политическим руководителем, легко сменяемым премьером, Рузвельт и вовсе без всякого ущерба для Америки был заменен после своей смерти Трумэном. Сталин же не только был практически незаменим, но и постоянно находился на своем посту реального главнокомандующего, непрерывно отслеживающего военную обстановку. В этих условиях «знакомство с передовой» не давало ему новой информации, отрывало его от реального управления войсками, и подвергало его жизнь действительно ненужной опасности. В мемуарах практически любого крупного советского военачальника мы найдем истории о том, как удалось чудом избежать гибели при бомбежке. Заменить удалось Ватутина и Черняховского, с трудом бы нашлась замена и Жукову с Василевским, Сталину замены не было, и это понимали все. При этом достаточно набегавшийся под пулями Сталин, совершенно не нуждался в подтверждении личной храбрости. И то, что в ней сегодня кто-то сомневается, объясняется либо невежеством, либо зложелательством.

     

    2. Верховный конструктор вооружений

     

    Cталин принимал самое непосредственное участие в разработке всех видов вооружений, применявшихся Красной (а затем — Советской) армией в период войны. Он давал принципиальные задания, следил за их выполнением, давал рекомендации конструкторам, принимал решения по мельчайшим деталям оружия. Несомненно, Сталин обладал выдающимися политехническими знаниями, приобретенными им самостоятельно. Настоящая революция в вооружениях Красной Армии начинается в предвоенные годы, когда Сталин взял разработку вооружений под свой постоянный контроль, отодвинув на второй план промежуточные инстанции. Практически каждый вид советского вооружения, от легкого стрелкового до танков и самолетов, был создан конструкторами в координации с руководителем страны.(2)

    Всю войну советские солдаты воевали «сталинским» оружием, и чем более плотной и творческой была работа Сталина с конструкторами, тем лучше было качество вооружений.

     

    3. Организатор и вдохновитель. Тайна приказа № 227.

     

    Роль Сталина как «организатора и вдохновителя» Победы оспаривается значительно реже. Если можно пытаться кое-как сделать вид, что Сталин будто бы не был военным специалистом, и не занимался конкретно военными вопросами, то оспаривать политическое руководство страной совсем уж анекдотично. Директивы и приказы Верховного главнокомандующего, писавшиеся Сталиным лично, постоянно разъясняли политический смысл и характер ведущейся Советским Союзом войны. Каждый из них представлял собой сплав политинформации, агитационного призыва и конкретных жестких распоряжений. Стиль Сталина уже заслужил должную оценку даже у далеких от политики исследователей. Приказы и речи военного времени представляют собой один из лучших образцов публицистического искусства на русском языке. Ближайшие аналогии можно найти в посланиях Ивана Грозного и регламентах Петра I, также раскрывавших идеи и принципы русских властителей, однако как от одного, так и от другого, Сталин отличается четкостью мышления, конкретностью вопросов и ясностью образов. Все помнят про «братьев и сестер» и «ни шагу назад». Не исключено, что и формула «наше дело правое», озвученная Молотовым, также принадлежит Сталину, принимавшему активное участие в составлении речи.

    Поэтому «антисталинистами» оспаривается не сам факт такого руководства, а его благотворное влияние. Особенно досталось, например, приказу № 227: «Ни шагу назад!», который только ленивый не называет «жестоким» и «варварским». Между тем, этот приказ заключает в себе абсолютно железную, можно сказать — математическую логику, сконцентрированную в одном абзаце: «Каждый командир, каждый красноармеец и политработник должны понять, что наши средства небезграничны. Территория Советского Союза — это не пустыня, а люди — рабочие, крестьяне, интеллигенция, наши отцы и матери, жены, братья, дети… После потери Украины, Белоруссии, Прибалтики, Донбасса и других областей у нас стало меньше территории, стало быть, стало намного меньше людей, хлеба, металла, заводов, фабрик. Мы потеряли более 70 млн. населения, более 80 млн. пудов хлеба в год и более 10 млн. тонн металла в год. У нас нет уже преобладания над немцами ни в людских ресурсах, ни в запасах хлеба. Отступать дальше — значит загубить себя и загубить вместе с тем нашу Родину. Каждый новый клочок оставленной нами территории будет всемерно усиливать врага и всемерно ослаблять нашу оборону, нашу Родину».

    Сталин вступил, по сути, в противостояние с идеологией «скифской войны», накрепко въевшейся в русское военное сознание, подсознательно проникавшее в представления командиров и комиссаров. Мало кто заметил, что в приказе нет выпадов или упреков в адрес красноармейцев, то есть рядовых солдат. Сталин обращался не к армии которая, по утверждениям некоторых, «не хотела сражаться». Главный удар нанесен по паникующим или самовольничающим командирам — от командармов до комроты. И увещевания, и угрозы, и репрессии адресованы именно им. «Ни шагу назад» — это призыв к командирам Красной Армии не «мнить себя стратегами», решающими можно отступать, или нельзя, есть место для маневра, или нет. Развитие «стратегического мышления» у солдат и офицеров, пытающихся соотносить свою боевую задачу чуть ли не с «общим положением на всех фронтах» и решать, бессмысленна или нет защита того или иного рубежа в свете общей стратегической обстановки, — это главная опасность для любой армии. И солдат, и офицер, наряду инициативой должен иметь и известную «узость» мышления, позволяющую ему выполнять поставленную задачу, несмотря ни на что. Именно эта мнимая «узость» породила то упорное сопротивление, которое в самом безнадежном положении оказывали окруженные советские части в 1941. В 1942 именно из-за того, что об окружении речи не было, шло отступление и осыпание фронта, такого упорства командиры не проявляли, и потребовался абсолютно конкретный и на пальцах разъясняющий пагубность «скифской войны» приказ №227, чтобы обвал был остановлен, превратившись в упорную оборону Сталинграда.

(с) Олег Матвейчев.

Отредактировано Лукерья (29.07.2010 17:55:48)

0

8

Кто победил: народ или Сталин?

    Сталин начал готовиться к войне в 1927 году, когда заявил, что «у нас есть 10 лет, чтобы догнать развитые страны, в противном случае нас сомнут». После этого был взят курс на форсированную модернизацию и индустриализацию. В короткий исторический срок  были построены каналы, электростанции, железные дороги,  заводы. Армия получила самолеты и танки.  Даже чудо света – метро - имело двойное назначение - бомбоубежище. Смешны разговоры, что Сталин был «не готов к войне», он готовился к ней больше 10 лет.  Десятки миллионов крестьян были обучены грамоте, чтобы они могли  совладать с современной техникой. Рабочих надо было кормить, поэтому была проведена и коллективизация, чтобы решить проблему продовольственной безопасности и не допускать  продовольственного шантажа города деревней.

    У нас давно распространено мнение, что «в войне победил народ, а не Сталин, и победа была достигнута не благодаря Сталину, а вопреки ему». Непонятно только, как этот самый  народ  проиграл  Первую мировую войну той же самой Германии всего одно поколение назад?

    Публицист Д.Зыкин очень хорошо высмеял сторонников логики «победы народа вопреки системе»: «Обыватель судит о войне, прежде всего, по художественным фильмам. Вот показывают воздушный бой, летчики демонстрируют фигуры высшего пилотажа, один из самолетов, наш или немецкий, подбит и с диким воем, факелом падает вниз. Кто из телезрителей в этот момент задумывается о том, что на самом деле этот бой является лишь самой вершиной колоссального айсберга, называемого Системой? Многие ли отдают себе отчет в том, что серийное производство самолетов требует наличия в стране лучших в мире конструкторов, инженеров, химиков, металлургов, высококвалифицированных рабочих? Многие ли понимают, что этот самолет, десять секунд мелькавший в кадре когда-то был рудой, которую надо было добыть? А потом руду надо было превратить на металлургических заводах в высококачественную сталь, а сталь надо в свою очередь обработать на станках и не лишь бы каких, а сложных, высокоточных? Авиастроение является высочайшей технологией, и кроме Советского Союза и Германии, самолеты такого уровня тогда производили лишь США, Италия и Англия - то есть самые развитые страны мира. Для высокотехнологичного производства требуются и люди, обладающие соответствующей квалификацией. А это означает, что в стране должна существовать сильная система образования, подготовки и переподготовки кадров.  Вот в кино показывают танковое сражение. Мы видим смелых танкистов, мы видим их усталые лица, но задумываемся ли мы о том, что танк - это броня? А броня - это опять-таки тяжелая промышленность? Задумывается ли кто-то, что танк - это мотор, а это конструкторское бюро. Многие ли представляют себе, что танк это орудие и снаряды - а для создания того и другого требуются математики, физики и многие другие специалисты-хайтековцы? И учтём, что производство было налажено в массовом масштабе! Причем, советские танки были лучшими в мире! Таким образом, для того чтобы летчик поднялся в небо, а танкист выехал в поле, потребовалась напряженная работа миллионов людей. Когда говорят, что, мол, народ победил вопреки Системе, вопреки политической элите, победил благодаря своему геройству и беззаветному патриотизму, а руководство страны мало того, что было ни при чем, а даже напротив, мешало, то это ничто иное как дилетантизм либо сознательная ложь. Если Система была ни причём, если высшая управленческая элита во главе со Сталиным не способствовала Победе, то надо сказать, что миллионы людей, живущих в тысячах километрах друг от друга, каким то образом сами по себе сговорились добывать руду и выплавлять из нее металл. Без руководства, мало того, под носом у всеведущего НКВД, каким-то невероятным образом рабочие-металлурги узнали, что их продукцию нужно везти на машиностроительные заводы, а там, также вопреки Системе, из этой стали рабочие (надо полагать в свободное от работы время) производили детали для танков и самолетов. Всё это делалось по чертежам, которые инженеры начертили по собственной инициативе, тайком, вопреки Системе и руководителям! А инженеры появились, надо полагать, тоже сами по себе. Разве что отдельные героические учителя, несмотря на гнет тоталитаризма, несмотря на «некомпетентность и паранойю» Сталина, тем не менее, взялись готовить из сельских детей конструкторов, математиков, физиков, химиков и так далее. А где же они взяли для этого учебники, причем много учебников, буквально сотни тысяч? Ну, это уж совсем простой вопрос. Их, разумеется, напечатали подпольно, использовав на свой страх и риск бумагу, предназначенную для выпуска газеты «Правда». Я не преувеличиваю, вот именно такой театр абсурда должен был царить в СССР. И каждый человек, заявляющий, что Победа достигнута вопреки системе, созданной Сталиным должен понимать, какой бред из этого следует».

    Противники Сталина, однако, уточняют свой аргумент. Дескать,  в вину Сталину ставится именно то, что он обезглавил армию накануне войны, репрессировал офицеров и генералов.

    Константин Кулагин, научный сотрудник отдела военной статистики ИВИ МО РФ пишет: «Некоторые «популяризаторы истории» утверждают: сталинский режим уничтожил наиболее подготовленные военные кадры, оставив Красную Армию накануне войны с командирами, не обладавшими ни соответствующим военным образованием, ни опытом. Заявленная этими «ниспровергателями» численность репрессированных колеблется в крайне широких пределах: от 32 тыс. до 100 тыс. человек. Было бы правильным им обратиться к исследованиям сотрудников Института военной истории». Цифры, приведенные Кулагиным, впечатляют, - вместо 30 -40- 50 и 100 тысяч расстрелянных командиров, фигурируют 1410 человек командирского состава, репрессированных за все тридцатые годы! Всего уволенных по состоянию здоровья и прочим мотивам, действительно более 30 тысяч, но из них свыше 12 тысяч возвращено обратно. Но самое главное, в 1938 - 1940 гг. армия получила 271,5 тыс. новых командиров, то есть в десятки раз больше, чем потеряла от репрессий.  Число репрессированных вообще едва превышало 1 процент от общего состава командиров. Образование командиров неуклонно росло, если в 1936 году высшее академическое военное образование получило 13 тысяч человек, а среднее военное 125 тысяч, то уже к 1941 году 28 тысяч получили академическое образование и  206 тысяч среднее военное. Так что войну мы встретили с подготовленной во всех отношениях грамотной армией.

    Сталин так же усвоил уроки Первой мировой войны. Россия, потенциальный победитель, страна, которая должна была разделить с Антантой плоды победы над Германией, была ввергнута в хаос гражданской войны. Это произошло  не потому, что мы плохо воевали, история Первой мировой дает примеры наших блестящих побед, да и жертв с российской стороны было меньше, чем у других европейских государств.  Россию подвел тыл: вредительство с поставками оружия, боеприпасов, случавшееся из-за коррупции властей и, самое главное, проигрыш на идеологическом фронте. Армия была напрочь распропагандирована либералами, кадетами, эсерами, большевиками и меньшевиками. Государственная Дума была в оппозиции царю, часть помещиков и генералов, практически вся интеллигенция идеологически воевала на стороне врага и смаковала каждую неудачу на фронте. Россия, которая должна была  по итогам войны получить контроль над Восточной Европой, проливами Босфор и Дарданеллы, вместо этого распалась, была ввергнута в хаос  гражданской войны, в которой погибло 10 миллионов человек, в 5 раз больше, чем на войне, из-за нежелания участвовать в которой все политические силы и  устроили революцию. Ведь именно мир, а не политические свободы соблазняли многомиллионное население на свержение монархии, да и у Ленина первый декрет был «Декрет о мире».

    Именно этот бардак в тылу и не должен был повториться в новой войне. Поэтому коррупционерам, вредителям, диверсантам, шпионам, паникерам и прочей «пятой колоне» был дан решительный бой в 30-ые годы. Паники и хаоса, которые сопровождали победы Гитлера в Европе, у нас допустить не удалось. Никаких диверсий, никаких паникеров в европейских масштабах. Поэтому наша одна Брестская крепость и сопротивлялась Гитлеру дольше, чем вся Франция.

(с) Олег Матвейчев

Отредактировано Лукерья (29.07.2010 17:56:59)

0

9

Вот о ком нужно снимать фильмы. (с)

http://i072.radikal.ru/1007/56/4bc3e6e74f6c.jpg

Отредактировано Лукерья (30.07.2010 11:53:56)

0

10

Вторая Мировая война. Битва под Москвой. Сибирский пехотный полк. Командир обращается к солдатам: «Пехота, требуются добровольцы для десанта с самолета». Весь полк, как монолит, ра-а-аз, делает шаг вперед. Командир помолчал, и говорит: «А теперь неприятная новость. Парашютов нет. Требуются добровольцы прыгать без парашюта». Весь полк снова, как единый монолит, ра-а-аз, шаг вперед.
Погрузились в самолеты. Перед десантированием опустились к земле низко как могли. Когда немцы увидели русских солдат, прыгающих им на голову без парашюта, они не поверили своим глазам. На этом участке фронта дух врага был сломлен. Народ, добровольно прыгающий за Родину без парашюта, победить нельзя.

0

11

Сайт Победители

0

12

" Вы знаете, миссис Грин, сколько потеряла наша страна за последнюю войну? -спрашиваю я. -20 миллионов мужчин, женщин и детей.- Этого не может быть! -удивляется она. Мы в США тоже переживали лишения. Ввели карточки на бензин для автомашин. Курицу не каждый день можно было купить..." (с) Послевоенные разговоры.

0

13

Это вот тут всё что выше - всерьёз написано? Или просто такая не удачная тема для юмора выбрана?!

0

14

Александр написал(а):

Это вот тут всё что выше - всерьёз написано? Или просто такая не удачная тема для юмора выбрана?!

Капли юмора конечно есть, но всё оСТАЛЬное думаю вполне серьёзно.
Сейчас вариаций многих исторических событий пруд-пруди... попробуй разберись где правда, а где выМЫсел...
Что конкретно из информации Саш тебя возмутило???

0

15

FeniX написал(а):

Что конкретно из информации Саш тебя возмутило???

Да меня уже давно мало что возмущает. Просто тема такая... не то чтобы просталинская, а вообще просоветская, в духе агиток самых тоталитарных времён истории нашей страны.
И Сталин вождь и отец всех народов, и воюем мы лучше и всех, и оружие наше самое лучшее... в общем полный бред. Хотя бред этот, за исключением пожалуй поклонения Сталину, сейчас очень популярен на официальном идеологическом фронте. И возможно даже чем-то полезен в плане воспитания хоть какого-то патриотизма, хоть среди какой-то части молодёжи.
А так... говорить можно о многом из написанного выше, что ни при каком раскладе не может быть правдой в принципе. Начиная от оружия Второй мировой, лучшие образцы которого были стырены нашими у немцев, до соотношения потерь и истоков "нашей великой победы".
Ну а вот это вот:

Лукерья написал(а):

Народ, добровольно прыгающий за Родину без парашюта, победить нельзя.

Вообще ни в какие ворота. Похоже на старый переделанный анекдот. Однако в том анекдоте войну всё же обошли стороной, а тут... я вообще не понял - что это? В свете вышенапечатанных постов вроде как эпизод беспримерного героизма, но поскольку ничего подобного в реальной жизни быть не могло (хотя бы просто технически), то надо так понимать - это всё-таки анекдот. Тогда не понятна позиция автора сообщений. Тема для восхищения, глумления или просто такой общий "чёрный" юмор? А может просто такая каша в голове, что не удивительно при обилии версий тех событий и учитывая юный возраст автора. Но тогда может лучше вообще не браться за столь неоднозначные темы, пока хоть частично пазлы не сложатся?
ИМХО.

0

16

Александр написал(а):

не то чтобы просталинская, а вообще просоветская, в духе агиток самых тоталитарных времён истории нашей страны.

Так это же нынче в моде)))!!!

Александр написал(а):

что не удивительно при обилии версий тех событий и учитывая юный возраст автора.

Александр, вот и помоги тогда разобраться... Направляй в нужное русло, дай ссылки на проверенные источники...

0

17

FeniX написал(а):

Так это же нынче в моде)))!!!

Родину можно любить, можно не любить, но мода... не знаю. Это ж не коллекция нижнего белья на сезон 2011.

FeniX написал(а):

Направляй в нужное русло, дай ссылки на проверенные источники...

Тут есть сложности. Во-первых 18 лет - не тот возраст, когда любят чтобы направляли. Во-вторых, "проверенных источников" как таковых нет в природе. Ибо даже архивные документы - это лишь то, что кто-то когда-то написал под чью-то диктовку и с конкретной целью. И цель - отнюдь не правда. Ну и в-третьих - не вижу что думает сама автор темы по поводу всего вышеизложенного. Только инфа взятая "то там, то сям".
Точно я могу сказать только то, что быть могло, а чего не могло по определению (как в случае с парашютистами без парашютов).
Как могу и совершенно определённо сказать, что соотношение потерь на фронтах Великой отечественной никак не могло быть 1,3:1, самый "щадящий" расклад 3:1. И то сомнительно.
Могу сказать, что техника тех лет, к примеру наши прославленные истребители и штурмовики, были разработаны и запущены в серию на пару лет раньше, причём немцами.
Могу сказать, что победил не народ и не Сталин. Мы вообще проиграли ту войну. Де-факто.
Могу сказать, что коммунистический Союз был как брат-близнец фашистской Германии.
Ну и в этом ключе. Правда пока не вижу, с кем говорить. :dontknow:

0

18

Александр написал(а):

не вижу что думает сама автор темы по поводу всего вышеизложенного.

А что думать-то, просто гордится мужеством нашего нароДА...

Александр написал(а):

Только инфа взятая "то там, то сям".

Ну да, интересные и малоизвестные факты для того что бы картина была полней...

Александр написал(а):

Правда пока не вижу, с кем говорить.

Да, здеся я тебе не пара)))
Книжку вон выложил про первую финскую кампанию... Заценишь, что за "зверь" такой??? - Литература по военной тематике (наша книжная полка) скачать бесплатно!

0

19

FeniX написал(а):

Книжку вон выложил про первую финскую кампанию... Заценишь, что за "зверь" такой???

Тут часом не отделаешься. Со временем сейчас напряг, но я постараюсь. В финской кампании тоже было много занимательного. А в советско-финском противостоянии в 41-44-ом годах ещё больше! :yep:

0

20

А вот я так понимаю и по поводу мифов в том числе... Альтернативный взгляд...

Первый удар Сталина 1941.
Научно-популярное издание в цифровом формате pdf
pervyj-udar-stalina-1941

Описание:
Трагедия 1941 года оставила в народной памяти настолько глубокую рану, что шрам продолжает болеть даже семь десятилетий спустя - до сих пор не стихают ожесточенные споры о причинах и виновниках катастрофы, а главное, можно ли было её избежать.
Самую сенсационную альтернативу предложил Виктор Суворов, утверждающий, что летом 1941 года Сталин сам готовился напасть на гитлеровскую Германию и что, если бы Красная Армия успела ударить первой, "поймав немцев на замахе", Вермахт был бы разгромлен за считанные недели. Впрочем, по этому вопросу с Суворовым не согласны даже многие его сторонники, уверенные, что и в случае упреждающего удара советские войска всё равно потерпели бы сокрушительное поражение, о чём свидетельствуют неудачные действия РККА против Финляндии.

Чья точка зрения ближе к истине? Привел бы первый удар Сталина к триумфу Красной Армии - или разгрому ещё более страшному, чем в текущей реальности? И был ли такой удар вообще возможен? На все эти вопросы отвечают ведущие военные историки.

Содержание:
Исаев Алексей.
СЛУЧАЙНОСТИ И ЗАКОНОМЕРНОСТИ.

С Виктором Суворовым беседует Дмитрий Хмельницкий.
ЕСЛИ БЫ СТАЛИН НАПАЛ ПЕРВЫМ…

Барятинский Михаил.
МАЛОЙ КРОВЬЮ, МОГУЧИМ УДАРОМ.

Мельтюхов Михаил.
ГЕРМАНИЯ В СОВЕТСКОМ ВОЕННОМ ПЛАНИРОВАНИИ В 1940-1941 ГГ.

Кремлёв Сергей.
ЕСЛИ БЫ СТАЛИН УДАРИЛ…

Больных Александр.
ТИЛЬЗИТСКИЙ ТУПИК.

Хмельницкий Дмитрий.
ИСТОРИЯ В СОСЛАГАТЕЛЬНОМ НАКЛОНЕНИИ.

Буровский Андрей.
ДЕНЬ «Ч».

Рунов Валентин.
«ПРЕВЕНТИВНЫЙ» УДАР КРАСНОЙ АРМИИ ЛЕТОМ 1941 ГОДА.

Савин Владислав.
КАК ЭТО БЫЛО БЫ В ИЮЛЕ 1941 ГОДА, ИЛИ ОПЕРАЦИЯ, ТАК И ОСТАВШАЯСЯ БЕЗЫМЯННОЙ.

Название: Первый удар Сталина 1941 (сборник)
Авторы: Исаев Алексей, Суворов Виктор, Барятинский Михаил, Мельтюхов Михаил, Кремлёв Сергей, Больных Александр, Буровский Андрей, Хмельницкий Дмитрий, Рунов Валентин, Савин Владислав
Серия: "Альтернативы Великой Отечественной"
Формат: pdf (проги для просмотра данных форматов можно скачать в этой теме - Просмотрщики, читалки, говорилки>>для книг, журналов, сканированного)
Размер: 24.36 MB
Качество: хорошее (оцифрованный скан)
Язык: Русский
Жанр: альтернативная история, тайны и расследования, архивы
Издательство: Яуза
Страниц: 352
Год издания: 2010
ISBN: 978-5-699-43818-1
Название архива: Pervij_udar_Stalina.rar

Free download e-book / cкачать бесплатно электронную книгу "Первый удар Сталина 1941." (авторов Исаева Алексея, Суворова Виктора и др.)

увеличить

0


Вы здесь » Форум Общения Беседка » Планета » Вторая мировая война. Что мы знаем о ней?