Форум Общения Беседка

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум Общения Беседка » Планета » Прощай, немытая Европа!


Прощай, немытая Европа!

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Не так давно прочитала Книгу О.Матвейчева "Уши машут ослом. Сумма политтехнологий". Теперь наткнулась на одну его очень интересную статью (книга "Суверенитет духа").

17.09.2007

Олег Матвейчев

ПРОЩАЙ, НЕМЫТАЯ … ЕВРОПА.

Кто последние три века учит нас «цивилизованности»?
Прощай, немытая Россия!… Существует обширная литературоведческая дискуссия, о принадлежности этих строк перу Лермонтова. Но кто бы ни оказался истинным автором, важно, что после него эту формулу повторили и повторяют все русофобы от прибалтов, поляков и так называемых, «украинцев» до самых далеких заатлантических друзей, которые и Россию то видели только в голливудских боевиках. Ярлык грязи, немытости по отношению к русским приклеен достаточно прочно. Он, конечно же, является синонимом нецивилизованности и культурной отсталости.
Но кто клеит нам, сей ярлык? Не те ли, кто научился мыться буквально вчера. По историческим меркам, конечно…

ЦИВИЛИЗОВАННОСТЬ И ЧИСТОТА ТЕЛА

смотрим далее...

Казалось бы, в наше «толерантное» и «политкорректное» время те или иные гигиенические традиции различных народов должны списываться на, так называемую, «культурную специфику». Ну и что с того, что «немытая»? Что это за расизм и тоталитаризм такой, всех под одну гребенку чесать? Негры вон, вообще, черные, а арабы и индусы – смуглые. У каждого свои нравы, свой, как принято говорить, менталитет! Навязывать свои стандарты – неполиткорректно и нецивилизованно! Надо говорить не «немытые», а «народы с альтернативной гигиеной», например!

Но прежде, чем перейти непосредственно к русским и понять являются ли они народом с «альтернативной гигиеной», хотелось бы коротко остановиться на проблеме связи между цивилизованностью и чистотой. Равенство между чистотой и культурой, равно как и вырастающий из этого равенства расизм (превосходство именно арийской, белой, то есть чистой расы), весьма существенное и глубокое убеждение. М. Эпштейн даже написал любопытное эссе «Самоочищение. Гипотеза о происхождении культуры», наблюдая за мухой. Муха, которая на всех плакатах, во всех больницах учебниках является переносчиком заразы, оказывается, большую часть времени занята ничем иным, как чисткой себя. Она скребет лапкой о лапку, «моет голову». Этим же занимаются и другие насекомые и, тем более, высшие животные. По замечанию зоологов, бабуины и шимпанзе посвящают взаимной чистке одну пятую часть своего времени. Первое, что делает самка после родов – вылизывает своих детенышей. Обязательной чистке животное подвергает себя после еды и совокупления. Это позволяет выдвинуть гипотезу, что самоочищение направлено на отделение организма от среды и повышение его упорядоченности по сравнению со средой. Именно поэтому самоочищение происходит после того, как происходит контакт со средой, с чем–то внешним, самоочищение символизирует возвращение к самому себе, концентрацию на себе, выделение себя из окружающего мира. Именно по степени развитости этой способности к самоочищению выстраиваются градации в животном мире, а также в человеческой культуре. Сам переход от животного к человеку связан, по мнению такого антрополога как Данбар, с новым применением языка. Если у животного язык служит для вылизывания, то у человека – для разговора. С помощью языка члены группы сплетничают, обсуждают друг друга, кто плохой, кто с кем дружит, кто кому нравиться. Язык – это способ перемывать косточки ближним, дешевая и сверхэффективная форма взаимоочищения. Далее можно выстраивать целые иерархии все более и более чистых форм культуры. Так, например, гигиена – это способ человека отделять себя от природы ради самой же природы, то есть, ради здоровья своего тела. Более высокая форма – чувство собственности, на котором держится экономика, – одна из примитивных форм отделения своих вещей от чужих. Выше экономики – политика, которая держится на отделении своей группы, своего общества от чужого. Далее идет эстетика, которая строится на принципе красоты, но быть красивым – значит, быть вполне собой, отделить от себя все не свое. Можно вспомнить слова Родена о том, что он создает статуи, из мрамора, просто отбрасывая все лишнее. Этика и религия – следующая ступень – в основе их лежит табу, запрет на прикосновение и на все телесное и природное. Священное – это максимально чистое и духовное. Недаром все религии содержат обряды омовения. Принцип философии вообще только и состоит в том, что любой идеальный феномен должен постигаться из самого себя, то есть и здесь не должно быть ничего внешнего. Естественно, что можно строить и иные генеалогии культуры и данная концепция с ними не полемизирует, но исходя из других оснований, например, тот же Фрейд говорит о несовместимости нечистоплотности с культурой. Теогонические концепции происхождения культуры также отводили существенную роль чистоте и белизне в генезисе культуры. Если выше идет эскалация самоочищения, то есть, от все более грязного мы возвышаемся к все более чистому, то там, наоборот, – некое, изначально более чистое, падая, деградируя и загрязняясь, создает весь видимый мир. В любом случае, создается некая напряженность между полюсами: на одном находиться максимально чистое и упорядоченное, на другом полюсе – наиболее смешанное и грязное. Это отступление сделано специально, чтобы продемонстрировать, что проблема чистоты и немытости – не какой–то частный вопрос о культуре, цивилизованности того или иного народа. Этот вопрос завязан на всю западную антропологию, которой не одно тысячелетие! И просто так, с помощью глупых политкорректных формулировок, проблемы расизма, например, не решить. Придется пересматривать всю западную гуманитарную науку, что собственно уже и делают постмодернисты. Но сейчас не об этом…

СЛАВЯНЕ И ЧИСТОТА

смотрим далее...

Но действительно ли Россия выглядит такой уж немытой в сравнении с более чистыми и светлыми соседями и, особенно, европейцами?

Первое упоминание о славянах, которое дают западные историки, отмечает как важную особенность именно славянских плёмен то, что они «льют воду», то есть моются в проточной воде, тогда как все остальные народы Европы мылись в кадушках, тазах, ваннах.

Поразительно, но славянина по происхождению даже сейчас, спустя полторы тысячи лет, можно узнать по этой привычке. Недавно пришлось наблюдать за семьёй русской эмигрантки, вышедшей за канадца. Их сын, который даже не говорит по–русски, моет руки под открытым краном как мама, тогда как папа затыкает раковину пробкой и плещется в собственной же грязной пене. Мытье под струей русским кажется настолько естественным, что мы всерьез не подозреваем, что являлись, чуть ли не единственным (во всяком случае, одним из немногих) народом в мире, который поступал именно так. Советские люди в 60-х годах, когда на экранах появились первые буржуазные фильмы, были в шоке, когда видели, как красивая французская актриса вставала из ванны и надевала халат не смыв с себя пену. Фу! Но настоящий животный ужас русские массово испытали, когда стали выезжать заграницу в 90-х, ходить в гости и наблюдать, как хозяева после обеда затыкали раковину пробкой, клали в нее грязную посуду, наливали жидкого мыла, а потом из этой раковины, кишащей помоями и нечистотами, просто вытаскивали тарелки и, не ополоснув под струей воды, ставили на сушилку! У некоторых возникал рвотный рефлекс, ведь сразу же представлялось, что все ранее съеденное лежало на такой же грязной (!!!) тарелке. Когда об этом рассказывали знакомым в России, люди просто отказывались верить, считали, что это какой-то особый случай нечистоплотности отдельной европейской семьи.

Ещё раз повторю, что обычай «лить воду» отличал раньше в Европе именно славян, был закреплен именно за ними в качестве отличительного признака, который явно имел какой-то религиозный древний смысл. Кстати, сама самоидентификация славян так же напоминает о связи с самоочищением. Выше было сказано, что язык, слово, есть этап в самоочищении. Самоназвание «славяне» происходит от «слава» и «слово», то есть это значит, народ, обладающий словом, языком, тот, кто умеет говорить. Тогда как все отличные люди есть «немцы», немые, не понимающие. Есть обоснованное предположение, что славян как единую группу своими нашествиями разбудили к истории именно готы. С тех пор название «немцев» закреплено преимущественно за германцами, хотя раньше, наверное, имело более широкий смысл. Славяне исключали, выделяли себя как тех, кто обладает словом. Кстати, русское слово «чистый» происходит от «цедтый», от глагола «цедить», чистый – процеженный, отфильтрованный.

ВОНЮЧАЯ ЕВРОПА

смотрим далее...

Ну, а теперь давайте посмотрим на Европу тех веков. С падением римской империи, всякое понятие о чистоте и чистоплотности исчезло. Если в Риме для людей в достатке еще были термы (бани), то Европа этот обычай не унаследовала. ВНИМАНИЕ! С V по Хll век, то есть 700 лет Европа вообще не мылась! Этот факт отмечают многие историки. Мылись два раза в жизни, после рождения и перед смертью. Монархи мылись перед праздниками в большой деревянной бочке, в собственной грязи и пене. Чтобы не греть воду десять раз, после монарха в бочку по очереди залезала и вся придворная свита! Русская княжна Анна, ставшая французской королевой, была не только единственным грамотным человеком при дворе, но единственной, кто имел привычку мыться и содержать себя в чистоте.

Некий Дионисий Фабриций, настоятель кирхи в Феллине, в изданном им сборнике об истории Ливонии поместил рассказ, связанный с монахами монастыря Фалькенау под Дерптом (ныне Тарту), сюжет которого восходит к XIII в. Монахи недавно основанного доминиканского монастыря добивались от Рима денежных субсидий, а просьбу подкрепляли описанием своего аскетического времяпрепровождения: каждый день, собравшись в специально выстроенном помещении, они разжигают печь так сильно, как только можно терпеть жар, после чего раздеваются, хлещут себя прутьями, а затем обливаются ледяной водой. Так они борются с искушающими их плотскими страстями. Из Рима послан был итальянец, чтобы проверить истинность описанного. Во время подобной банной процедуры он едва не отдал Богу душу и поскорее убрался в Рим, засвидетельствовав там истинность добровольного мученичества монахов, которые и получили просимую дотацию.

Если бы не крестовые походы, то Европа не мылась бы ещё больше. Крестоносцы поразили и арабов и византийцев тем, что от них разило, «как от бомжей», как бы сказали сейчас. Запад предстал для Востока синонимом дикости, грязи и варварства, да он и был этим варварством. Вернувшиеся в Европу пилигримы, было, попытались внедрить подсмотренный обычай мыться в бане, но не тут–то было! С Хlll века бани официально попали под запрет Церкви как источник разврата и заразы. Так, что галантные рыцари и трубадуры той эпохи источали вонь на несколько метров вокруг себя. Не хуже были и дамы. До сих пор можно увидеть в музеях изготовленные из дорогого дерева и слоновой кости чесалки для спины, а так же блохоловки…

ХlV век был наверное одним из самых страшных в истории Европы, ни одна гражданская, межрелигиозная или мировая война не принесла столько бедствий, сколько принесла эпидемия чумы. Италия, Англия потеряли половину населения, Германия, Франция, Испания – более трети. Сколько потерял Восток, достоверно не известно, но известно, что чума пришла из Индии и Китая через Турцию и Балканы. Она обошла только Россию и остановилась на ее границах, как раз там, где были распространены бани. Вот такая биологическая война тех лет. То, что вообще русские и славянство вообще до сих пор, является одной из самых многочисленных в мире этнических групп, несмотря на то, что больше всех в истории воевали и подвергались геноциду, это не из-за какой-то особой славянской плодовитости, а благодаря чистоплотности и здоровью. Нас всегда обходили стороной или мало затрагивали все эпидемии чумы, холеры, оспы…

Ещё Геродот в V веке до н.э. говорит о жителях степей северо–востока, что они льют воду на камни и парятся в хижинах. По разным преданиям в l веке баней славяне встретили Андрея Первозванного. Но это легенды, а вот что точно известно, так это повеление князя Владимира строить бани как «заведения для немогущих» (больных). Ведь баня – это не только чистота, но и здоровье, гипоксийная терапия, массаж, прогрев и проч. Тогда, кстати, Владимир привез новшество из Новгорода. И сами бани назывались «новгородскими». Возможно, сами русские подсмотрели этот обычай у финно–угров, но главное, что переняли, а не откинули как дикий. Что хотелось бы отметить в этой связи особо: после ополячивания Галиции и Волыни бани там исчезли, так же как русский язык превратился в «мову», а народные сказки стали повествовать не о подвигах Ильи Муромца и не о Стольном Киеве–граде (как можно до сих пор еще слышать в архангельских и вологодских деревнях, за тысячи километров от Киева), а о ксендзах и хитрых крестьянах (типично польские сказки). После великого переселения Руси на северо–восток в XI–XII веках вместе с русской культурой, русским языком, сказками, песнями, столицей, правящей династией и названием народа из Червонной и Малой Руси ушли и бани.

Россия и баня неразделимы. Одним из обвинений предъявленных Лжедмитрию Первому было то, что он не мылся в бане, хотя ему готовили ее каждый день. Ополячился, набрался европейской культуры. В изданной в 1644 году в Европе книге «Законы французской вежливости» советовали каждый день мыть руки, а лицо «почти столь же часто». А еще в культурной Европе в это время специально ставили блюдца на стол, чтобы желающий мог культурно давить пойманных на себе вшей. А вот в варварской России блюдец не ставили, но не по скудоумию, а просто, потому что надобности не было, не было вшей. И. Солоневич так же сообщает, что в XVII веке в версальском дворце галантные дамы и кавалеры отправляли естественные надобности прямо в коридорах. Чтобы такое происходило в палатах московского царя, трудно себе помыслить. Впрочем, не было бы счастья, да несчастье помогло: благодаря европейской нечистоплотности и «вонючести» появилась потребность в парфюмерии, которая и стала настоящей отраслью промышленности.

Может быть, монархист и славянофил Солоневич просто напраслину возводит? Но тогда послушаем современного писателя П. Зюскинда, славного тем, что всегда до мельчайших подробностей воспроизводит детали быта описываемой эпохи. Вот описание главного города Европы, Парижа в самый расцвет XVIII, галантного века: «Улицы провоняли дерьмом, задние дворы воняли мочой, лестничные клетки воняли гниющим деревом и крысиным пометом, кухни – порченым углем и бараньим жиром; непроветриваемые комнаты воняли затхлой пылью, спальни – жирными простынями, сырыми пружинными матрасами и едким сладковатым запахом ночных горшков. Из каминов воняло серой, из кожевенных мастерских воняло едкой щелочью, из боен воняла свернувшаяся кровь. Люди воняли потом и нестиранной одеждой, изо рта воняло гнилыми зубами, из их животов – луковым супом, а от тел, если они уже не были достаточно молоды, старым сыром и кислым молоком, и онкологическими болезнями. Воняли реки, воняли площади, воняли церкви, воняло под мостами и во дворцах. Крестьянин вонял, как и священник, ученик ремесленника – как жена мастера, воняло все дворянство, и даже король вонял, как дикое животное, королева, как старая коза, и летом, и зимой…

И в самом Париже опять–таки было одно место, в котором вонь господствовала с особой инфернальностью, а именно – Кладбище Невинных. На протяжении 800 лет сюда свозили покойников, на протяжении 800 лет сюда привозили десятки трупов и сбрасывали в длинные ямы и, позднее, накануне Французской революции, после того, как некоторые ямы опасно провалились и вонь переполненного кладбища вынуждала жителей не просто к протестам, а к восстаниям, оно, наконец, было закрыто и заброшено, а на его месте был сооружен рынок съестных товаров».

Иностранцы, приезжающие в Россию, наоборот, подчеркивали чистоту и аккуратность русских городов. Здесь дома не лепились друг другу, а стояли широко, были просторные, проветриваемые дворы. Люди жили общинами, миром, а это значит, куски улиц были «общими» и поэтому никто, как в Париже, не мог выплеснуть ведро с помоями просто на улицу, демонстрируя, что только мой дом частная собственность, а на остальное – наплевать! Единственный город в России, который был мерзок и вонюч, именно не на площадях и проспектах, а в подворотнях и жилых кварталах, был самый европейский город – Санкт Петербург. Не даром эту его специфику запечатлели Некрасов в стихах и Достоевский в «Преступлении и наказании», но это уже было в XIX веке.

КОГДА НА ЗАПАДЕ СТАЛИ МЫТЬСЯ?

смотрим далее...

Может быть, в Европе XIX век что–то изменил? Да, но благодаря русским, которые вошли в Европу и привезли с собой походные бани. Но потребовалось еще почти сто лет, чтобы, например, в той же Германии началось массовое строительство общих бань, и немцы приучились мыться каждую неделю. Без шуток: в 1889 году «Немецкое общество народных бань» зазывало немцев в бани и писало рекламные объявления «каждому немцу баня раз в неделю». И то на всю Германию, в начале ХХ века насчитывалось всего 224 бани. Все века европейцы по традиции мылись в купальнях, больших бочках или тазах, в своей же пене или грязи и делали это не чаще, чем раз в месяц, или перед крупными праздниками или событиями. Но может, это только простой народ в Европе был немыт, а знать могла себе позволить жить в чистоте? Нет, вот Юст Эль, датский посол в России в начале XVIII века удивляется русской чистоплотностью, вот Уэллеслей, английский военный атташе при Александре Втором, удивляется еженедельному мытью русских.

Вообще, очень полезно прочитать всем книжку «Россия – это сама жизнь» изданную Сретенским Монастырем в 2004 году. У книги более двухсот авторов, все это иностранцы, которые побывали в России с XIV по XX век и оставили свои заметки и впечатления. Такую подборку надо было издать уже давно, ведь, действительно, в Россию приезжали миллионы иностранцев! И, конечно, они оставляли воспоминания. Но у нас на все случаи жизни привыкли цитировать одного только маркиза де Кюстина. Его феномен именно в том, что он единственный из миллионов иностранцев, побывавших в России (в том числе, и в плену), оставил о ней негативные тенденциозные впечатления. Тогда в Европе нужен был такой автор, там как раз нагнеталась антироссийская истерия перед будущими схватками. Оттого и был он десятки раз переиздан в Европе, а затем и в СССР в «демшизоидном» 1990-ом году аж три раза, аж 700 тысячным тиражом. То, что написанное Кюстином зачастую банальная клевета и невежество, прекрасно показали В. Кожинов и К. Мяло. Но этого мало. Миллионными тиражами должны быть изданы мемуары десятков послов в России, пленных, политических деятелей, путешественников. Практически все написанное ими может быть подытожено одной фразой: «все иностранцы ехали в Россию русофобами, а возвращаются русофилами». Есть масса курьёзных фактов: например, всем известно, что фашистская пропаганда научила немцев воспринимать русских не иначе, как «руссиш швайн», свиней, но не многие знают, что во Вторую Мировую для ведомства Геббельса встала серьезная проблема, что делать: от сотен тысяч немцев, у которых в услужении были угнанные в рабство славяне, шли письма и отзывы на тему того, что официальной пропаганде нет доверия, ведь «русские оказались более, чем людьми», а вовсе не свиньями. Прочитайте воспоминания немецких военнопленных, в мозг которых не вмещалось, как это русские женщины, мужей которых они убивали на войне, дети которых гибли под бомбами, приходили на стройки и брали у немцев на дом вещи для стирки.

Если же возвращаться к нашим временам, то можно сказать, что квартиры с ванными появились в Европе только в 60–е годы ХХ века, а походы в бани, хоть в общественные, хоть в экзотические типа саун, русских бань, терм и хамамов являются редкостью.

В России же и в советские времена культ чистоты и гигиены поддерживался с особой настойчивостью. Кто не помнит строк из стихотворения Маяковского про мальчика, который любит мыло и зубной порошок? Кто не знает «Мойдодыра» К. Чуковского? Кто не знает песню про то, что «от всех болезней нам полезней солнце, воздух и вода»? Кто из советских людей не видел плакатов «Чистота – залог здоровья и «Мойте руки перед едой»? Кстати, вопрос русских «А где тут у Вас можно вымыть руки?» до сих пор удивляет иностранцев. Они рук перед едой не моют, если они не очевидно грязные. Что касается бань, то до сих пор это поголовная любимая народная традиция. Даже урбанизированные городские жители выбираются на дачи или к старикам в деревни, где баня есть обязательно, если не у себя, то у друзей или соседей. Любят и общественные, как герои фильма «Иронии судьбы или с легким паром».

Общаясь с эмигрантами, покинувшими Россию в последние 30 лет, однако, можно действительно сделать вывод, что в первые за тысячелетнюю историю. Запад превзошел Россию в вопросах чистоты и гигиены. Действительно, сейчас на Западе есть и ванны, и души, и биде, и джакузи в огромном количестве, царский ассортимент всевозможных средств гигиены, моющих и чистящих средств, туалетная бумага в каждом общественном туалете и многие другие достижения «культуры». Но и здесь, бизнес, производство этих средств гигиены и косметики, и реклама сделали свое черное дело: перебор! Современный западный человек живет как под стеклянным колпаком, ему недоступны даже полезные бактерии и микробы, он не имеет иммунитета против элементарных заболеваний, шкафы его полны лекарствами, без которых он, как наркоман, уже не может обойтись даже при самой безобидной простуде. В гигиене, как и во всем нужна мера. Впрочем, если захотеть, то можно найти массу цифр, которые бы свидетельствовали о том, что и до меры там далеко. Например, во Франции вши до сих пор – нормальное явление, мази в аптеках от них продают. В Англии, как мне жаловались очевидцы, в частных школах от вшей стригут детей коротко, а моют по пять штук в одной ванной. В Японии 95% детей больны аскаридозом. И так далее, и тому подобное.

МЫ ЕЩЁ НЕ ВЫРОДИЛИСЬ

смотрим далее...

Недаром Россия была и остается одной из самых здоровых наций мира. Здоровью и физической красоте русских иностранцы поражались во все времена. Читайте рекомендованную выше книгу. Да, собственно, можно просто пройти по улицам и понять это, посмотрев на русских женщин. А ведь это не просто местная специфика, просто так данная природой. Женщины – хранители элитного генофонда. Как утверждают генетики, мужской набор генов всегда экспериментален, и большая часть генного набора мужчин – это генетический мусор, не прошедший эксперимент. Только то, что оказалось полезным и прошло обкатку, передается женщине на одно поколение позже. По красоте и здоровью женщин можно судить о генофонде. И тут не европейцам и американцам нас судить. Побывал я, например, в полутора десятках стран: глаз положить не на что.

Уникальное исследование распространенности врожденных медицинских пороков проводилось в 193 странах мира американскими учеными по заказу общественной организации March of Dimes, занимающейся помощью детям с врождёнными недугами. В исследованиях учитывались врожденные пороки генетической или частично генетической природы, в том числе, пороки сердца, пороки медуллярной (мозговой) трубки, талассемия и серповидно–клеточная анемия (болезни крови, связанные с нарушением структуры гемоглобина), синдром Дауна. Общие выводы специалистов March of Dimes были совсем неутешительными: в целом по миру каждый шестнадцатый новорождённый имеет серьёзные генетические отклонения. Основная причина – плохая экология, вредные химические вещества или некоторые виды инфекции, попадающие в организм будущей матери, а также кровнородственные браки и поздние роды.

Результаты исследования показали, что генетическое здоровье нации в России до сих пор остается одним из лучших в мире. Число врожденных дефектов на тысячу детей, появившихся на свет в нашей стране, оказалось равным примерно 42,9. Мы занимаем пятое место в мире по уровню генетического здоровья. В конце списка оказались Бенин, Саудовская Аравия и Судан с показателями от 77,9 до 82,0. Среди постсоветских стран худшие показатели у Таджикистана (75,2) и Киргизии (73,5). Показательно, что США с их хваленой медициной и модой на здоровый образ жизни оказались лишь на двадцатом месте, уступив своей южной соседке Кубе.

«Исследование подтверждает, что в наследство от предков россиянам достался хороший, надёжный генотип, а это – основа здоровья», – говорит заместитель директора Медико–генетического центра РАМН по науке профессор Александр Чеботарев. «В целом, их данные вполне сопоставимы с теми, что мы получаем в выборочных исследованиях. Важно, чтобы люди понимали: в наших силах преумножать здоровье будущих поколений, а не бездумно растрачивать то, что досталось от дедов и прадедов». Итак, слухи о том, что российская нация вымрет не позднее, чем к следующему вторнику, в очередной раз не подтвердились. Как и тот «непреложный факт», что генетическое здоровье нации напрямую зависит от «уровня развития демократии» в той или иной стране. Впрочем, то, что американцы уступают нам целых пятнадцать позиций в грустном реестре, почему–то нисколько не удивляет. Достаточно пересмотреть фильм «Двойная порция» Моргана Сперлока, чтобы понять, какая участь ожидает в перспективе нацию, придумавшая скорое питание в картонных пакетиках. Мы же, не женатые на кузинах (в отличие от президента Рузвельта и писателя Эдгара По), предпочитающие растворяющей медяки кока–коле домашний квас и пиво без консервантов, не боящиеся ни свирепых морозов, ни социальных потрясений, все детство проведшие на футбольных полях, а не в душных квартирах за плейстейшеном, имеем все шансы остаться нормальными и здоровыми.
Да, средняя продолжительность жизни в России в последнее время резко упала, но это временное явление, возникшее по причине мягкого геноцида, называемого «перестройкой» и «демократическими реформами». Но с тысячелетним, здоровым генетическим заделом, всё легко восстановится, как только Россия окончательно вылечится от демшизы.

МЫ В ПОСТЕЛЬ В БОТИНКАХ НЕ ЛЕЗЕМ

смотрим далее...

На этом можно было бы и закончить, но один демшизоид, которому я приводил уже вышеизложенные аргументы в сходном споре продемонстрировал своего рода лазейку, которую мне хотелось бы закрыть. Дескать, когда говорят о «российской немытости», то имеют в виду не личную гигиену, а грязь в быту, мусор на улицах, зассаные лифты и слово из трех букв на заборах.

Не знаю. Да, иной раз у самого сердце сжимается, когда проезжаешь российскую деревню. Покосившиеся, некрашеные заборы, заросшие палисадники. Но это же просто бедность! Это смерть деревни, урбанизация. Трудно что-то требовать от оставшихся в деревне стариков, доживающих последние годики, и от безработных спивающихся бывших «знатных хлеборобов и механизаторов».

Однако, если зайти к старикам в дом, то там все чисто и прибрано, каждая вещь на своем месте. Вспоминаю молодость и студенческие общежития: самые грязные, кишащие тараканами комнаты всегда были у иностранных студентов. Наши же, особенно девчачьи, всегда были чистыми и уютными. И вот еще что. Одна из отличительных традиций. Всегда и везде в России на пороге люди снимают обувь. Как, помнится восторгалась наша демшизоидная интеллигенция тем, что заграницей туфли никто не снимает. Как удобно! Но чистота на самом деле, всегда связана с жертвами в ее пользу, не мыться месяцами тоже «удобно». А ведь вход с улицы в обуви это грязь, пыль, настоящее свинство. Ведь в доме играют дети, если маленькие, то они ползают по полу. Большинство квартир иностранцев, в которых я был, мне напоминали либо общежития, либо номера гостиниц, прежде всего, из-за грязного от уличной обуви пола и ковров. Кстати, сейчас все больше и больше распространяется обычай по всему миру все же снимать уличную обувь и пользоваться тапочками. У них только распространяется, а у нас всегда было так!

О виде наших городов и поселений в прошлом уже говорилось выше, что касается настоящего, то действительно, есть места на земном шаре, где подобных явлений крайне мало. Какая-нибудь новая Англия, Санта-Барбара, маленькие городки Германии, Италии или Фландрии. Но в Англии есть свой Ливерпуль, в Италии довольно дурнопахнущая Венеция. Даже в Германии есть такие города-монстры, как Белефельд, например. В нем жить нельзя. Говоря про Америку, нужно помнить о Гарлемах, Бронксах и метро Нью-Йорка. Надо помнить о фавелах всех городов Южной Америки, о восточных гетто. В Китае и Египте есть места, где нищие тысячами живут на кладбищах и в катакомбах.

Я уже говорил, что являюсь заядлым путешественником, и побывал во многих странах. В отличие от многих знакомых, я никогда не выезжал «по путёвке», через «турфирму» или по линии политического туризма. Во всех этих случаях показывают витрину. Я всегда ездил абсолютно самостоятельно и смотрел, что хотел и сколько хотел. Граффити и зассаные подъезды я видел абсолютно во всех больших городах. В Париже я несколько раз в течение дня наступил в собачье дерьмо, в самом центре. Видел клошаров, валяющихся на тротуарах, в собственной моче. Но самый большой аргумент – это моя двухчасовая видеокассета из центра Европы – из Брюсселя. Там более-менее приемлем для человеческого взгляда только центр, все остальное – это мрачные каменные джунгли, разбитые стекла, изрисованные стены, горы мусора, грязи и ни одного белого лица вокруг. Из этой «столицы цивилизованной Европы» нам диктуют, как жить, эти люди учат нас не ковыряться в носу! Когда мы с дочкой прилетели прямо из Брюсселя в Москву, она сказала: «Папа, как здесь чисто!». Это про Москву-то, которая для всех россиян отнюдь не является образцом чистого города!

Прошу прощения, если доставил кому-то несколько неприятных минут, но таков уж предмет разговора, не мы его начали, а ненавистники России. Если же от неприятного чувства вы хотите поскорей избавиться и обрести «истинную свежесть», то не советую вам новый гель или антиперсперант. По русской традиции вымойте руки, а еще лучше – сходите в баньку, с веничком, с березовым… Прекрасное средство от западного грязного пиара.

Отредактировано Лукерья (15.11.2009 14:41:40)

0

2

ПодКЛЮЧили ток...

Бурные дебаты развернулись в небольшом ирландском городке из-за расплодившихся любитеЛЕЙ справлять нужду в общественных местАХ.

Началось всё с тОГО, что влаДЕЛЕЦ муЗЫкального магазина Джон О"Коннор, доведённый до белОГО каления запахом мочи по утрам, оборудовал стену своего заведения нехитрОЙ элекиросхемой - так, что решивший там помочиться, получает чувствительный уДАр тОКом! Это событие вызвало в городе жаркие споры. Пол О"Шей, один из членов местного совета, не одобрил таких радикальных мер и предложил созДАть "туалетных патРУЛЬных", чтобы они дежурили на улицАХ и не позволяли гуляющим справлять нужду в неположенных местах. Однако мэр города Фрэнки Нейлон выразил опасение за безопасность "туалетных патРУЛЬных". "Если у нас люди среди бела дня плюют на контролёров автостоянок, которые находятся при исполнении обязанностей, могу себе представить, что будет с "туалетными патрульными" в три часа ночи", - заявил мэр. В ответ ещё один член совета предложил созДАть "доску позора", чтобы местные жители  могли вывешивать фотограФИи нарушителей общественнОГО порЯДка.

Между тем, электрифицированная стена муЗЫкального магазина Джона О"Коннора уже нашла свою первую жертву. И это несмотря на вывешанное на ней объявление "Стена под током, справляйте нужду на собственный страх и риск"!

Источник: периодическое издание

0

3

Многие с тоской представляют себе старую Европу с благородными рыцарями (ха-ха), готовыми на подвиги во имя прекрасных дам (хо-хо), с прекрасными дворцами и галантными мушкетерами (ну-ну), с пышными королевскими приемами и благоухающими садами Версаля. Многие думают: ну почему я не родился (родилась) в те красивые времена? Почему мне приходится жить в эти скучные годы, когда о чести и красоте забыли?

Поверьте — вам очень повезло.

До 19 века в Европе царила ужасающая дикость. Забудьте о том, что вам показывали в фильмах и фэнтезийных романах. Правда — она гораздо менее… хм… благоуханна. Причем это относится не только к мрачному Средневековью. В воспеваемых эпохах Возрождения и Ренессанса принципиально ничего не изменилось.
Кстати, как ни прискорбно, но почти за все отрицательные стороны жизни в той Европе ответственна христианская церковь. Католическая, в первую очередь. Теперь я понимаю князя Мышкина, который говорил, что «католичество — еще хуже, чем атеизм».

Античный мир возвел гигиенические процедуры в одно из главных удовольствий, достаточно вспомнить знаменитые римские термы. До победы христианства только в одном Риме действовало более тысячи бань. Христиане первым делом, придя к власти, закрыли все бани.
К мытью тела тогдашний люд относился подозрительно: нагота — грех, да и холодно — простудиться можно. Горячая же ванна нереальна — дровишки стоили уж очень дорого, основному потребителю — Святой Инквизиции — и то с трудом хватало, иногда любимое сожжение приходилось заменять четвертованием, а позже — колесованием.

Королева Испании Изабелла Кастильская (конец XV в.) признавалась, что за всю жизнь мылась всего два раза  — при рождении и в день свадьбы. Дочь одного из французских королей погибла от вшивости. Папа Климент V погибает от дизентерии, а Папа Климент VII мучительно умирает от чесотки (как и король Филипп II). Герцог Норфолк отказывался мыться из религиозных убеждений. Его тело покрылось гнойниками. Тогда слуги дождались, когда его светлость напьется мертвецки пьяным, и еле-еле отмыли.

Русские послы при дворе Людовика XIV писали, что их величество «смердит аки дикий зверь». Самих же русских по всей Европе считали извращенцами за то, что те ходили в баню раз в месяц — безобразно часто.

Если в ХV — ХVI веках богатые горожане мылись хотя бы раз в полгода, в ХVII — ХVIII веках они вообще перестали принимать ванну. Правда, иногда приходилось ею пользоваться — но только в лечебных целях. К процедуре тщательно готовились и накануне ставили клизму. Французский король Людовик ХIV мылся всего два раза в жизни — и то по совету врачей. Мытье привело монарха в такой ужас, что он зарекся когда-либо принимать водные процедуры.
В те смутные времена уход за телом считался грехом. Христианские проповедники призывали ходить буквально в рванье и никогда не мыться, так как именно таким образом можно было достичь духовного очищения. Мыться нельзя было еще и потому, что так можно было смыть с себя святую воду, к которой прикоснулся при крещении. В итоге люди не мылись годами или не знали воды вообще. Грязь и вши считались особыми признаками святости. Монахи и монашки подавали остальным христианам соответствующий пример служения Господу.

На чистоту смотрели с отвращением. Вшей называли «Божьими жемчужинами» и считали признаком святости. Святые, как мужского, так и женского пола, обычно кичились тем, что вода никогда не касалась их ног, за исключением тех случаев, когда им приходилось переходить вброд реки.
Люди настолько отвыкли от водных процедур, что доктору Ф.Е. Бильцу в популярном учебнике медицины конца XIX (!) века приходилось уговаривать народ мыться. «Есть люди, которые, по правде говоря, не отваживаются купаться в реке или в ванне, ибо с самого детства никогда не входили в воду. Боязнь эта безосновательна, — писал Бильц в книге „Новое природное лечение“, — После пятой или шестой ванны к этому можно привыкнуть… ». Доктору мало кто верил…
Духи — важное европейское изобретение — появились на свет именно как реакция на отсутствие бань. Первоначальная задача знаменитой французской парфюмерии была одна — маскировать страшный смрад годами немытого тела резкими и стойкими духами.

Король-Солнце, проснувшись однажды утром в плохом настроении (а это было его обычное состояние по утрам, ибо, как известно, Людовик XIV страдал бессонницей из-за клопов), повелел всем придворным душиться. Речь идет об эдикте Людовика XIV, в котором говорилось, что при посещении двора следует не жалеть крепких духов, чтобы их аромат заглушал зловоние от тел и одежд.

Первоначально эти «пахучие смеси» были вполне естественными. Дамы европейского средневековья, зная о возбуждающем действии естественного запаха тела, смазывали своими соками, как духами, участки кожи за ушами и на шее, чтобы привлечь внимание желанного объекта.

С приходом христианства будущие поколения европейцев забыли о туалетах со смывом на полторы тысячи лет, повернувшись лицом к ночным вазам. Роль забытой канализации выполняли канавки на улицах, где струились зловонные ручьи помоев. Забывшие об античных благах цивилизации люди справляли теперь нужду где придется. Например, на парадной лестнице дворца или замка. Французский королевский двор периодически переезжал из замка в замок из-за того, что в старом буквально нечем было дышать. Ночные горшки стояли под кроватями дни и ночи напролет.

После того, как французский король Людовик IX (ХIII в.) был облит дерьмом из окна, жителям Парижа было разрешено удалять бытовые отходы через окно, лишь трижды предварительно крикнув: «Берегись!» Примерно в 17 веке для защиты голов от фекалий были придуманы широкополые шляпы.
Изначально реверанс имел своей целью всего лишь убрать обосранную вонючую шляпу подальше от чувствительного носа дамы.

В Лувре, дворце французских королей, не было ни одного туалета. Опорожнялись во дворе, на лестницах, на балконах. При «нужде» гости, придворные и короли либо приседали на широкий подоконник у открытого окна, либо им приносили «ночные вазы», содержимое которых затем выливалось у задних дверей дворца.
То же творилось и в Версале, например во время Людовика XIV, быт при котором хорошо известен благодаря мемуарам герцога де Сен Симона. Придворные дамы Версальского дворца, прямо посреди разговора (а иногда даже и во время мессы в капелле или соборе), вставали и непринужденно так, в уголочке, справляли малую (и не очень) нужду.

Король-Солнце, как и все остальные короли, разрешал придворным использовать в качестве туалетов любые уголки Версаля и других замков. Стены замков оборудовались тяжелыми портьерами, в коридорах делались глухие ниши. Но не проще ли было оборудовать какие-нибудь туалеты во дворе или просто бегать в парк? Нет, такое даже в голову никому не приходило, ибо на страже Традиции стояла… диарея. Беспощадная, неумолимая, способная застигнуть врасплох кого угодно и где угодно. При соответствующем качестве средневековой пищи понос был перманентным. Эта же причина прослеживается в моде тех лет на мужские штаны-панталоны, состоящие из одних вертикальных ленточек в несколько слоев. Парижская мода на большие широкие юбки, очевидно, вызвана теми же причинами. Хотя юбки использовались также и с другой целью — чтобы скрыть под ними собачку, которая была призвана защищать Прекрасных Дам от блох.
Естественно, набожные люди предпочитали испражняться лишь с Божией помощью — венгерский историк Иштван Рат-Вег в «Комедии книги» приводит виды молитв из молитвенника под названием: «Нескромные пожелания богобоязненной и готовой к покаянию души на каждый день и по разным случаям», в число которых входит «Молитва при отправлении естественных потребностей».

Не имевшие канализации средневековые города Европы зато имели крепостную стену и оборонительный ров, заполненный водой. Он роль «канализации» и выполнял. Со стен в ров сбрасывалось дерьмо. Во Франции кучи дерьма за городскими стенами разрастались до такой высоты, что стены приходилось надстраивать, как случилось в том же Париже — куча разрослась настолько, что цензура стало обратно переваливаться, да и опасно это показалось — вдруг еще враг проникнет в город, забравшись на стену по куче экскрементов.

Улицы утопали в грязи и дерьме настолько, что в распутицу не было никакой возможности по ним пройти. Именно тогда, согласно дошедшим до нас летописям, во многих немецких городах появились ходули, «весенняя обувь» горожанина, без которых передвигаться по улицам было просто невозможно.
Вот как, по данным европейских археологов, выглядел настоящий французский рыцарь на рубеже XIV-XV вв: средний рост этого средневекового «сердцееда» редко превышал один метр шестьдесят (с небольшим) сантиметров (население тогда вообще было низкорослым). Небритое и немытое лицо этого «красавца» было обезображено оспой (ею тогда в Европе болели практически все). Под рыцарским шлемом, в свалявшихся грязных волосах аристократа, и в складках его одежды во множестве копошились вши и блохи.

Изо рта рыцаря так сильно пахло, что для современных дам было бы ужасным испытанием не только целоваться с ним, но даже стоять рядом (увы, зубы тогда никто не чистил). А ели средневековые рыцари все подряд, запивая все это кислым пивом и закусывая чесноком  — для дезинфекции.
Кроме того, во время очередного похода рыцарь сутками был закован в латы, которые он при всем своем желании не мог снять без посторонней помощи. Процедура надевания и снимания лат по времени занимала около часа, а иногда и дольше. Разумеется, всю свою нужду благородный рыцарь справлял… прямо в латы.
Некоторые историки были удивлены, почему солдаты Саллах-ад-Дина так легко находили христианские лагеря. Ответ пришел очень скоро — по запаху.
Если в начале средневековья в Европе одним из основных продуктов питания были желуди, которые ели не только простолюдины, но и знать, то впоследствии (в те редкие года, когда не было голода) стол бывал более разнообразным. Модные и дорогие специи использовались не только для демонстрации богатства, они также перекрывали запах, источаемый мясом и другими продуктами.
В Испании в средние века женщины, чтобы не завелись вши, часто натирали волосы чесноком.

Чтобы выглядеть томно-бледной, дамы пили уксус. Собачки, кроме работы живыми блохоловками, еще одним способом пособничали дамской красоте: в средневековье собачьей мочой обесцвечивали волосы.

Сифилис ХVII -XVIII веков стал законодателем мод. Гезер писал, что из-за сифилиса исчезала всяческая растительность на голове и лице. И вот кавалеры, дабы показать дамам, что они вполне безопасны и ничем таким не страдают, стали отращивать длиннющие волосы и усы. Ну, а те, у кого это по каким-либо причинам не получалось, придумали парики, которые при достаточно большом количестве сифилитиков в высших слоях общества быстро вошли в моду и в Европе и в Северной Америке. Сократовские же лысины мудрецов перестали быть в почете до наших дней.

Благодаря уничтожению христианами кошек расплодившиеся крысы разнесли по всей Европе чумную блоху, отчего пол-Европы погибло. Спонтанно появилась новая и столь необходимая в тех условиях профессия крысолова. Власть этих людей над крысами объясняли не иначе как данной дьяволом, и потому церковь и инквизиция при каждом удобном случае расправлялись с крысоловами, способствуя таким образом дальнейшему вымиранию своей паствы от голода и чумы.
Методы борьбы с блохами были пассивными, как например палочки-чесалочки. Знать с насекомыми борется по своему — во время обедов Людовика XIV в Версале и Лувре присутствует специальный паж для ловли блох короля. Состоятельные дамы, чтобы не разводить «зоопарк», носят шелковые нижние рубашки, полагая, что вошь за шелк не уцепится, ибо скользко. Так появилось шелковое нижнее белье, к шелку блохи и вши действительно не прилипают.

Newsland

Отредактировано Лукерья (28.07.2010 16:38:21)

0

4

Цивилизованная Европа. Зверства французов в Москве в 1812 г.

    Надругательства французов над святыней в 1812 г. в Москве

    В Новоспасском монастыре остался наместник (престарелый) иеромонах Никодим с малым числом монашествующих. Французы умертвив священника Сорока-Святской церкви лавры, стоящей против монастыря напали на обитель и разбили двери храмов. Престарелый наместник, уже избитый, приведен был ими при обнаженных мечах в собор с одним послушником. Они оба были поставлены на колени среди храма с приставленными ко груди ружьями. Начальник неприятельской партии угрожал смертью из пистолета, требуя, чтобы наместник открыл места хранения монастырских сокровищ. Наконец, после истязаний французы, оставив их в живых, разграбили оставшиеся в ризнице вещи и оклады с икон. Когда же они сдирали ризу и венец с образа Спасителя, то находившийся в венце изумруд немалой величины, выпрыгнув с места, завалился за тумбу иконостаса, где и остался целым.
    После сего разграбили братские кельи и монастырь сожгли. От пожара уцелели 3 церкви - Преображения Господня, 2-я теплая Пресвятой Богородицы и Знаменская. Но и сии церкви осквернены и обезображены. Наместника несколько раз предавали побоям и неоднократно наносили раны.
    В Симоновом монастыре настоятель архимандрит Герасим отпустил небольшое число с билетами монашествующих с главными святынями в Вологду. Сам он с 16 монахами решился остаться в Москве. Неприятели 5 сентября, вырубив ворота монастырские, вбежали в церковь во время утреннего молитвословия. Архимандрит Герасим был тотчас схвачен и допрашиваем с побоями и угрозами смерти о сокровищах монастырских. Истязали наместника Иосифа. Но враги не могли ничего добиться. Расхитив все, враги удалились. Настоятель скрылся с 8-ю братиями в Екатерининскую пустынь, туда прибыл затем наместник, который сообщил, что в монастырь приезжал неприятельский генерал с отрядом и искал повсюду настоятеля, принуждал наместника открыть место хранения церковных сокровищ и приказывал ему наклонить голову будто для отсечения оной, приставлял пистолет к груди, но, видя его непреклонность, оставил его в покое.
    13 октября арх. Герасим возвратился в Москву, нашел в монастыре святыню всю поруганную, церкви завалены сеном, соломою и навозом, престолы и жертвенники сдвинуты с мест своих, святые иконы расколоты и употреблены в ящики для хлеба.
    В Донском монастыре остался наместник Вассиан с 17-ю монахами. Неприятели, вторгшись в обитель 3-го сентября, вломились в собор, в котором укрывались монахи с частью других православных. Наместник, держа крест в руках, всех приготовлял к смерти. Неприятели подвергнули избиению наместника и ризничего, монаха Иринея изранили мечом, разграбивши собор и прочие церкви и келлии. Церкви обратили в конюшни и кофейни. Монахов употребляли на тяжелые работы. Монастырь занимаем был попеременно различными неприятельскими отрядами.
    Около 20-го сентября на несколько минут приезжал в монастырь Наполеон и, посмотря на собор, удалился. Церкви и келлии, хотя все были разграблены и святыня поругана, но ничего не было сожжено из монастырских зданий.
    Заиконоспасский монастырь занят был неприятелем, который обратил церкви в конюшни, а оставшихся при монастыре монахов употреблял на тяжелые работы и томил голодом. Когда неприятель был изгнан, церкви были наполнены навозом и всякою нечистью, но монастырь уцелел от пожара.
    В Чудовом монастыре в обители остались казначей Аарон с 2 монахами; французы казначея приговорили к расстрелянию, но Божией помощью он спасся от смерти, скрывшись из монастыря.
    Он рассказывал, что французы, надев на себя митры и облачение в поругание духовенства, ездили так на конях.
    По изгнании врага все иконы были найдены поруганными и храмы осквернены. В Сретенском монастыре иеромонаха Алексия истязали требуя указания церковного имущества. Во время ограбления церкви французы неоднократно брали в руки ковчег с частью мощей Марии Египетской и опять поставляли его на своем месте, так что он остался целым.
    Спасо-Андрониев монастырь был разграблен и сожжен.
    Из Высокопетровского настоятель престарелый архимандрит Иоанникий в сопровождении одного иеродиакона и 2 служителей с главными святынями выехал 1-го сентября с намерением продолжать путь в Вологду, но по старости лет остановился в Ярославле. Прочее братство в числе 8 человек осталось в монастыре.
    Казначей успел серебряную утварь скрыть в печной трубе. 5-го числа неприятели ворвались в храмы, и не обретая нигде сокровищ, истязали монахов.
    Но по учреждении в монастыре бойни, начальник принял монахов и служителей в свое покровительство. Заняв некоторые церкви бойнею, одну по их просьбе предоставил им для богослужения, которое началось с 25 сентября и продолжалось каждодневно до выхода неприятеля. Церковь едва могла вмещать приходящих для молитвы.
    Когда стало известным, что неприятели по выходе из Москвы намерены перерезать всех русских и взорвать святыни, все исповедовались и причащались, готовясь к смерти.
    В Богоявленском настоятель, архимандрит Гедеон, скрыв в потаенном месте богатейшую жемчужную ризницу и утварь, выехал в Вологду.
    Казначей монастыря Аарон, оставшийся в монастыре, собрал остальные вещи и скрыл их в дверях церковных под пол.
    Неприятели мучили казначея, таскали его за волосы, выдергивали бороду и затем, как его, так и других монахов изнуряли работой.
    Казначей Аарон выпросил разрешения служить в одной церкви, в которой служба продолжалась непрерывно до выхода неприятеля.
    В этом монастыре, в церквах, иконы и престолы остались неповрежденными и антиминсы уцелели; только от взрыва Кремля в нижней церкви, железные связи лопнули на колокольне согнулся крест и кровля на церквах и покоях пробита в 46 местах. Братские кельи сгорели, но скрытая утварь под полом сохранилась в целости.

0


Вы здесь » Форум Общения Беседка » Планета » Прощай, немытая Европа!