Форум Общения Беседка

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум Общения Беседка » Творческая мастерская » Сырая эскапистика. (КнижКО Reiterin).


Сырая эскапистика. (КнижКО Reiterin).

Сообщений 21 страница 24 из 24

21

Глава 2.4
-Вы хотите сказать…
-Да, я хочу сказать, что твоя психика сильна, раз ты можешь даже после укуса вервольфом стоять на освященной земле и спокойно со мной разговаривать. Другие бы сошли с ума от обилия символов веры вокруг них. Такие создания встречаются крайне редко… Их единицы во всем мире, и они появляются только тогда, когда наступают тяжелые времена, когда нарушается Великое Равновесие…– загадочно пояснил он.
-Единицы? Кто они? – не унималась он.
Святой Отец улыбнулся в ответ: – Тебе не нужно этого знать… Ты и так много пережила.… Тебе бы сейчас кого-нибудь, кто поддержал бы тебя…Ведь, у тебя есть родственники?… Они тебе могут помочь…
Она потупила взгляд.
-Были… Папа и брат… Папу я похоронила, а брата наверно утащили к себе в логово эти твари… - она сжала руки в кулаки, пытаясь остановить накатившие слезы.
-Прости…Я очень соболезную.… Похоронить собственного отца нелегко, лишиться брата.…Тоже… Ты очень волевая девушка, раз сумела пережить такое. Твоя вера очень сильна…
- У меня ее нет -  грустно буркнула Милу. Я не знаю где она…Я уже не знаю в кого верить, точнее у кого просить…Где были Боги, когда меня укусил зверь? И когда я лишилась семьи? И почему Полнорожденная Луна обошла меня и не оставила мне счастья? – тихо спросила она
Священник ожидал от нее этого вопроса и лишь, взяв ее руку, положил ее на ее сердце, совершенно не обращая внимания на упомянутую языческую богиню.
-Вот здесь,…- она подняла глаза на палец священника указывающего ей в грудь.
– Знаешь, таких как ты много сейчас живет в Селенхолле и вообще везде по всему миру. Но если  ты задаешь себе эти вопросы , то значит ты пытаешься найти свою веру. И это хорошо. Лично я очень веротерпим: ко мне приходят люди, исповедующие иные религии, в том числе и язычники. Просто из-за того, что я могу им помочь: дать совет. Оказать помощь скорее не духовную, а психологическую. Неважно в кого или во что ты веришь. Главное верить. Или быть верным тому, что олицетворяет твои идеалы и неписанные моральные законы. Я нашел своего Бога. И ты найдешь своего. Кем бы ты не стала, помни: все, что ни случилось, даже что-то скверное и трагическое, все делается высшими силами к чему-то светлому и хорошему – он снова перекрестился - Они видят, как ты страдаешь, и они плачут, и хотят, чтоб ты была сильной, и выдержала это испытание, ибо после него ты найдешь то, что искала…Ты не одна такая, Господь, эээ… высшие силы  испытывают всех нас.… И меня в том числе.
Четыре года назад у меня умерла дочь, и я подумал, что моя жизнь закончилась. Но потом я понял, а как бы было хорошо, если бы люди бы не теряли больше никогда тех, кто им дорог и не горевали о них.… Но так не может быть. Что-то получаешь, что-то отдаешь. Закон Равновесия.
И я решил подстричься. Сейчас, глядя на тех, кто приходит сюда на Службы, как многим из них горестно, как они тоскуют, я пытаюсь облегчить их страдания, уверить их в том, что даже после потери своих близких, человек  должен жить.… Ради чего-то или кого-то.… Так же и тебе не стоит уходить из жизни. Господь не случайно скрестил наши пути. Значит, ты должна жить, даже так, будучи уже полукровкой… Извини, тебе наверно неприятно, когда я упоминаю своего бога. Многие из вас его ненавидят. Но пойми, я его не стыжусь. Это некрасиво по отношению к любому божеству.
Милу, внимательно выслушав священника, произнесла, сдерживая накатившие слезы.:
-Мне сейчас предрассудки ни к чему. Я вам глубоко сочувствую, и понимаю вас. Я благодарна вам за то, что спасли мне жизнь, а точнее, подарили новую.…А еще за то, что не обвиняете меня в том, что я «коснею» в язычестве, как это делают многие из священников… Если высшие силы благословили меня, то почему бы и не попробовать сковать свое счастье самой? Хотя  говорил мой отец мне: «У каждого человека есть своя судьба, и никто не может изменить ее…Только он сам.» Я точно не хотела себе такой судьбы. Значит, получается, что мою судьбу изменили сами луны.… А я пытаюсь построить все заново? Я не знаю…
-Я скажу тебе одно: твой отец был мудр, раз говорил так… Я думаю, что он сейчас гордится тобой. Он видит, что ты осталась такой же волевой и сильной девушкой, несмотря на произошедшее. Не думай пока о судьбе. Скоро ты поймешь, что ковать свою судьбу порой не под силу обычному смертному. Может быть, тебе и дано, а то, что с тобой произошло -  злая шутка демонов, или испытание.… Не печалься. Ты найдешь свое счастье. Я верю.
Я буду молиться за твоего отца, а точнее, за его ушедшую душу…  И за тебя. И меня не особо волнует, что ты исповедуешь Икленизм. Все верующие имеют право молится своим богам. Неважно за кого. Над нами одно небо, просто для всех оно кажется разным…По крайней мере, я так считаю. Я, как говорил, более веротерпим в отличие от моих братьев. -  заключил мужчина, и тихонько погладил ее по голове.
-Спасибо вам… За все… Вы мне очень помогли…Вы… – она вопросительно посмотрела на собеседника.
- Отец Маркус, для тебя просто Маркус – представился священнослужитель.
У девушки больно сжало сердце.
-Какое совпадение… Моего отца звали также… - прохрипела она, еле сдерживая слезы…
-Прости, пожалуйста… Я опять тебе напомнил об этом…
-Нет. Нет… - вытирая рукой слезы, ответила девушка… - все в порядке – не без оптимизма ответила она…
-Смотри, Милу… Тебя же так зовут, верно?
-Да. А вы откуда знаете?
Он вытащил из кармана сутаны ее УЛГ и подал ей.
-Ты  сорвала это с себя, а я просто подобрал и прочитал твое имя. Возьми, но мне кажется, что она тебе больше не понадобится.
Она взяла пластину и недоуменно спросила:
-Почему же?
-Теперь ты вне закона, Милуен. Точнее не ты, а твой факт существования. Ты относишься теперь к темной расе, которую церковь начала истреблять. Тебе будет очень трудно скрывать твою сущность. Теперь все, что ты делаешь, даже то, что ты дышишь в этом городе – это уже незаконно. Охотники убивают таких как ты. Не сразу, правда: попытают сначала, пытаясь выведать про тех, с кем это существо ранее водилось и про те места, где бывало. А потом. ВСЕ.
Как и, впрочем, некоторые мои действия тоже могут повлечь такие последствия… За такое вольнодумие меня бы  давным-давно уже сожгли, если бы не мое умение держать язык за зубами в нужные моменты. Ты в душе, я вижу, все равно осталась человеком, пока, по крайней мере. Но тебя укусил оборотень, и это не останется незамеченным. Если приглядеться ,внешне это заметно. Хотя бы посмотри на свои уши. 
Милу растерянно потрогала острые вытянувшиеся кончики. После этого действа у нее неприятно заныло под ложечкой.
-Охотники не щадят никого. Даже простых людей, которые случайно оказались жертвами, или просто связались с нечистыми. - заметив ее непонимающий взгляд, он коротко пояснил:
- Ладно, я думаю, мне следует кое-что тебе рассказать.
В кратком изложении священник поведал ей о том, чего не знают многие граждане не только Селенхолла, но и всего ЛайтенЛенда. Обо всем, что творится в стране за спинами простого народа. Куда уходят церковные волонтеры, о чем твердит «желтая» пресса и о чем постоянно говорили ей ее набожные соседи. Девушка, внимательно выслушав, произнесла:
-Как же мы не смогли заметить той беды, которая надвинулась на нас… Боги! Моя семья, наверно, далеко не последняя в списке жертв этих тварей…
-Да, к сожалению, ты права… Начавшаяся охота да и выстроенная Стена только еще больше разозлили их…
-Может быть. Ард…
Тот лишь непонимающе посмотрел на девушку:
-Что может быть? Что ты хочешь сделать?
-Эти твари утащили моего брата… Я уверена в этом. Потому что я не нашла его тела ни в доме, ни поблизости…
- Возможно. Что оборотни, что вампиры иногда не убивают своих жертв, а тащат в логово, где потом… - осекся на полуслове, – питаются ими. - шепотом закончил он.
Синие глаза Милу расширились:
-Питаются? – она немедленно заложила руки за спину и начала ходить взад-вперед. Одежда уже высохла от исходящего от нее жара. Теперь, с примесью крови волка, температура у нее всегда будет выше нормы. Но она сама этого не замечала, и сосредоточилась не на своей физиологии, а на том, как бы выручить ее брата. Наконец, на глазах с интересом наблюдавшего за ней священника, Милу резко остановилась и повернулась к нему спиной.
-Я хочу вытащить его оттуда… Он – единственный близкий мне человек, которой остался в живых, и кто примет меня такой. У меня больше никого не осталось здесь. Остальные родственники за границей, где, наверно, сейчас подобная сложная ситуация.  Клянусь, я перерублю этих тварей, но добьюсь своей цели.… И никто меня не остановит. Даже сам Немар Гхейл.- заметно погрубевшим голосом добавила Милу.
Пораженный ее словами, Маркус  спросил:
-Ты хоть знаешь, на что идешь, дитя? Ты встаешь на пути не только у Немара Гхейла, но и на пути у нечисти! Они убьют тебя! Ты лезешь голыми руками в пламя! Чтоб ты знала между оборотнями и вампирами тоже идет война! Да даже сами кланы обоих сторон изнутри терзают распри, родовые войны…Причем  уже несколько столетий!
- Нет, Маркус… Я убью их… Я прекрасно знаю, насколько я слаба по сравнению с ними всеми, но поодиночке они слабее меня… - как только ее собеседник попытался открыть рот, она перебила его: - Я хочу вытащить его оттуда. Меня не волнует, что я всего лишь глупенькая шестнадцатилетняя девчушка, которую только минувшей ночью укусил оборотень. Если я погибну, то уж точно не своей смертью, а в бою. Но я попытаюсь найти и вытащить его оттуда. Как можно быстрее.
-Эх, молодые… Кровь играет в ненужных местах…- горестно покачал головой священник.
-Как же ты собираешься это сделать? Путем убийств? Ты одна бессильна, пойми! - Все еще не соглашался он.
-Я знаю, на что иду, и прошу, не сбивайте меня с пути… -  обернувшись, она заглянула в глаза мужчине.
-Поверьте, я не убийца, и клянусь, что от моих рук не погибнет ни одного человека. Что бы они мне не сделали. Но Темные получат свое. Вы сказали, что  ваш Бог для чего-то скрестил наши пути. А может, он скрестил их для того, чтоб вы помогли мне, а потом я нашла своего брата? Может быть и так. А может быть, их скрестили Луны? Для чего в конце-концов? Откуда мы знаем?..  Я стала сильнее -  я чувствую это, и теперь этим нужно воспользоваться, чтобы спасти моего брата. Я не полезу ни в какие распри. Мне это не нужно. Да я и не в силах. Люди сами должны остановить войну.
Священник глубоко вздохнул.
-Тебя бесполезно переубеждать. Ты очень упряма. Я буду безумно сожалеть, если окажется, что спас тебе жизнь напрасно. Однако, сердце мне подсказывает, что ты в чем-то права. Может быть я спас тебя, чтоб ты спасла брата, окрепла телом и духом и спасла еще множество других невинных жизней. В общем, поступай как знаешь.… Но учти,- ты можешь ошибиться. Ты очень молода, и намного слабее других своих новоиспеченных сородичей. -  в его глазах промелькнула толика сожаления. – Еще мне кажется, что все будет совсем не так как ты хочешь….Очень часто, точнее, так и выходит. – прошептал он.
Милу насторожилась, когда прозвучали последние слова Маркуса.
«Что он имеет ввиду? Нет! Я не полезу в эту войну! Я только вытащу Арда, и после мы уедем в другую страну. Мы убежим… В Инзелштадт, на юг Лихтенланда или вообще в Гросланд, Вест Сити -  на запад…Неважно! Подальше отсюда!»
-Я знаю… -  прошептала Милу в ответ. - Если это урок, то я постараюсь извлечь из этого пользу. Если останусь жива. - уже более громко сказала она.
Священник вздохнул и окончательно признал, что спорить с ней бесполезно. Когда подросток «старшего возраста» преследует великие цели, его максимализм не поддается никакому контролю. Это, конечно не совсем тот случай, но все же отговорить ее он точно не сможет. Просто из-за того, что он человек…
- Честно, я восхищаюсь твоей целеустремленностью и любовью к своим близким. Я представляю как ты ими дорожишь.  - неожиданно и  не в тему сказал Маркус. – Сейчас мало таких людей, в это ужасное, неспокойное время. Я  смело могу сказать, что ты стоишь с десяток некоторых не очень приятных индивидов, которых мне доводилось видеть за все время службы Церкви. Несмотря на то, что ты теперь вервольф,  я вижу, в твоей душе осталась толика человечности. Многого, конечно, не одобряю в твоих действиях, но отпускаю тебя. Ты имеешь право быть с теми, кто тебе дорог. Иди… И не сбивайся с пути… Пусть Бог осветит его…- он хотел было перекрестить ее, но потом вспомнил, что ему это запрещено.. Ему вообще все запрещено, что он сейчас делает.. Дальше разговаривать с ней. Но он все же поднял руку и перекрестил ее. Ему стало все равно. Она тоже человек, пускай она не верит, но она показалась ему чище душой и добрее сердцем, чем многие «верующие».
Милу вздрогнула. Она не верила своим ушам и глазам. Удивительно, как он не боится ничего.… И как быстро он переменил свое мнение.

0

22

Глава 2.5

-Спасибо, что поддержали меня. Пожалуйста, я вас попрошу: не делайте того, из-за чего вас могут казнить.
-Милу, меня уже давно пора казнить по Закону. В том числе и за то, что я разговариваю с тобой и оказываю тебе помощь.
Собеседница горько усмехнулась.
- Вы очень хороший человек. Но…- священник лишь обратил на нее свой взгляд. -Сделайте для меня еще одну вещь: на сей раз последнюю. Я не смогу сражаться голыми руками. А мне точно придется это делать, когда я буду искать своего брата. Я знаю, что нечисть боится серебра. И еще, что в подвале этой церкви есть потайное помещение, где хранится старинное оружие. Я была бы очень благодарна вам, если бы вы мне одолжили хоть одно из них. С серебром, конечно. Пользоваться я смогу любым. Азы фехтования в моей голове заложил мой покойный отец. Еще бы пяток лет, и я наверно бы стала мастером спорта.
Смысла не было в ее словах, последних фразах, мыслях. Смысла не было больше в той жизни, которой она жила. Так ей показалось в последующие секунды. Все, что она делала ради сертификата и значка с красивыми словами и строгой преамбулой, - оказалось напрасно. Теперь этого ей никогда больше не получить. Разве что исписанный кусок пергамента кровавыми чернилами, - ее смертный приговор…
Оказывается, она делала это ради того, чтобы ворваться в самую пучину подворотен города, перерезать с десяток глоток и вытащить умирающего и искусанного оборотнями брата? Больно об этом думать и еще больнее это признать. Но ей пришлось.
Священник, недолго подумав, ответил.
-Странно для тебя владеть оружием. По тебе и не скажешь, что можешь держать в руках саблю или меч…- поймав скептический взгляд девушки, он подошел ближе к ответу:
- Гм… Да, это действительно так.… И первое, и второе являются чистой правдой. И не вижу особых препятствий, которые помешают мне отдать тебе одно из этих шедевров кузнечного ремесла. Следуй за мной. - он мигом повел девушку в другое помещение. Путь пролегал сначала по узкому коридору, а после они спустились по  крутой винтовой лестнице в подвальное помещение. Они остановились перед массивной старинной железной дверью. Кое-где по углам висела паутина, под ногами хрустел песок. Вековая пыль взметалась за посетителями клубами, но также быстро ложилась обратно из-за сырости. В помещении что-то затрещало. Священник включил генератор электричества. Слабое электрическое освещение сначала не хотело зажигаться. Лишь после нескольких попыток, старинный выключатель зажег свет, который осветил путь в столь древней части церкви…. Хотя, Милу заметила, что она то и без света все прекрасно видела.
Священник достал ключи из кармана черной сутаны и с трудом открыл плохо смазанный замок. Снова зажегся свет, и в небольшой, и слабо освещенной  комнатке Милу словно оказалась в жестоком средневековье…
Множество мечей, алебард, копий, сабель и кинжалов висело в углублениях в каменной кладке стен, запрятанных в уже современные сделанные для них ножны.… Но многое было обнажено, устрашающе сверкая в полумраке наточенным лезвием, отлично сохранившимся. В комнате было относительно сухо, влажность и температура здесь поддерживалась с помощью специальных приборов, автоматически включающихся, когда показатели падали до недопустимых значений. Поначалу Маркус прошелся мимо многих мечей и других видов холодного оружия, обводя их взглядом опытного оружейника, и после обратился к Милу, которая любопытно осматривала оружие:
- В свое время я был неплохим кузнецом, но приняв подстриг, мне конечно, пришлось отказаться от этого ремесла. Хотя, узнав об этом подвале, я быстро привел его в порядок, пригласив сюда знающих людей. Конечно же, они молчат как рыбы. И вообще, насколько ты знаешь, об этом месте ведают лишь люди искушенные в фехтовании и ковке. Но и теперь и ты убедилась, что этот подвал действительно существует, и что тут полно прекрасного оружия. Наши предки будто бы знали, что их потомкам оно пригодится.
Вскоре он остановился около полки с оружием, перекрестившись, взял один меч, висевший в ножнах над полкой. Протянув ей, он наказал:
- Этот меч  выкован из сплава стали и серебра. Тяжеловат, конечно, потому что он не с напылением. Здесь серебро  было добавлено непосредственно в сам сплав. Однако эта сталь получилась гибкой – священник слегка изогнул меч, после чего оружие вернулось в исходное положение без всяких намеков на повреждение после такой деформации металла -  и довольно крепкая. Ее невозможно сломать теми худыми «зубочистками» покрытыми серебряной крошкой, которые используют охотники. Это один из лучших мечей, находящихся в этой комнате. Долгое время он принадлежал самому магистру ордена Селенхольской  Общины Защитников Веры О`Верону де Алквале. Говорят, его изготовили лучшие из Селенхольских мастеров эпохи Позднего Средневековья. Секрет его изготовления неизвестен никому, кроме самого мастера. Все что я знал о нем, я тебе поведал, исходя  из собственных исследований.
Мда…В те времена наш город рождал лучших кузнецов. Не то, что сейчас. Все делают за нас машины, и очень уж худо… - Маркус еще раз с восхищением взглянул на оружие.
В общем, из всего, что я тут тебе наговорил, помни главное: про серебро. Я это к тому, что, будучи даже полукровкой, ты теперь уязвима к этому металлу. Так что никогда не бери его голыми руками.
Милу быстро схватилась за карманы пальто и, пошарив в них, вытащила свои перчатки из змеиной кожи, которые вчера положил сюда ее брат, чтоб унести их на соревнования.. Быстро их натянув и размяв с хрустом костяшки, она приняла оружие.
- Запасливая ты. Отлично! А теперь опробуй. Он несколько тяжеловат в рукояти, хотя это не особо портит его функциональность… Я думаю, что со временем ты привыкнешь к нему. Ой, что я говорю.. – он снова перекрестился и опустил голову, бормоча молитву.
Она молча отошла назад, не обращая внимания на «исповедь» священника, и со звоном вытащила одноручный меч. Хотя для одноручника клинок был довольно длинным, но все же вполне подходящим к тому, чтобы им фехтовать одной рукой. Наточенное лезвие блеснуло в знак повиновения новой хозяйке. Милу покрутила довольно тяжелым мечом, весившим точно более восьми  килограмм. На глазах у удивленного священнослужителя, на миг отвлекшегося от молитвы, лезвие рассекало воздух со звоном, сливаясь в некое подобие песни… Девушка остановилась и сперва провела рукой по лезвию, а после и по кровотоку, затем погладила безупречно и практично выплавленную матовую ручку в виде плотной закрученной спирали. Ее украшала не только сложная резьба, но и гематит – черный камень, влитый чуть пониже древка. Ручку и само древко меча огибали закругленные веточки, похожие на причудливый готический орнамент… Он был инкрустирован в оружие настолько искусно, что нисколько не мешал  при сражении фехтовальщику. Скорее наоборот: подобно мини-эфесу мог бы защитить кисть от не очень сильных выпадов. Конец рукояти украшала  литая ромбовидная призма с отходившими от нее маленькими «усиками», которая могла служить еще как мини-кинжал.… На лезвии, почти над всей длиной кровотока, она заметила надпись: «Lux Lucet in Tenebris», что с Латыни переводилось как «Свет и во Тьме светит». Работа конца пятнадцатого века. Времена Инквизиции и Охоты на ведьм…
Он все же сумел  продолжить, еле оторвавшись от молитвы.
-Теперь, как ты поняла, ты стала сильнее и быстрее. Твои реакция, обоняние, слух и зрение обострились в несколько раз. Поэтому для тебя, еще со знаниями владения холодным оружием, будет несложно совладать с этим. Целься в голову или в сердце. Руби как можно сильнее и чаще. Кости даже полукровных оборотней перерубить нелегко. Это я знаю из печального опыта охотников. Опасайся чистокровных вампиров и оборотней, их без рукопашного боя не убьешь, ведь часто они выбивают оружие из рук, так как знают, как это мастерски сделать.  У них слава не только как коварных и хитрых предводителей своих семейных кругов-общин, или кланов Дарктауна – их злосчастного обиталища на западной окраине, но и как отличных воинов. Это у них от предков, к сожалению -  грустно прибавил он.-  Но я не сомневаюсь, что ты умеешь драться в рукопашную… - он слегка ухмыльнулся на словах. Милу же кивнула в ответ.
- Хорошо. Надеюсь, этот меч поможет тебе выручить твоего брата из плена. Только вот я не знаю, как ты будешь его искать… Тебе бы еще огнестрельное бы…Но с этим я тебе не могу помочь. Я не держу в храме огнестрела. Мне запрещено. По светским законам… - святой отец вздохнул и грустно взглянул на девушку.
Как же я не хочу отпускать тебя…Маленькая ты еще…- он отвел глаза и пробормотал после короткой паузы:
-Если тебе что-нибудь понадобится, или захочешь насытиться, ведь теперь у тебя аппетит будет воистину зверский.…Нужны будут деньги, то я тебе дам столько, сколько нужно.…УЛГ я тебе сделаю новое…Подниму старые связи… В общем… Приходи сюда. Эти двери всегда открыты для тебя. И…. Будь осторожна: охотники рыщут повсюду, подозревают всех и вся. Поменьше ходи по центральным улицам и старайся пользоваться подземкой, ходи подворотнями, а также по крышам в «низком» районе, - они очень близко расположены друг к другу, только опасайся надземного патруля. Помни: таксистские глайдеры часто осматривают, что правда, вызывает недовольство среди их пилотов.… Одевайся в незаметную одежду. Думаю, твоя подойдет. Старайся не привлекать внимания, но и особо не прячься, чтобы не вызвать лишних подозрений. Раз уж они тебя, не дай Бог настигнут, то беги сюда - я тебя никогда не выдам… Лучше сам пойду на костер…
-Большое спасибо, вы столько сделали для меня… - вложив меч в ножны, ответила девушка.
Но священник перебил ее:
-Не стоит, ведь я верю, что ты немало добра сделаешь для людей. Как бы ты не хотела этого.
Милу безрадостно усмехнулась, но промолчала. - Ладно. Иди отдохни. Потом мы договоримся насчет зелья от жажды. Ведь его тебе надо будет принимать регулярно. И вообще… Твоя рана… Ее стоит зашить, чем я сейчас и займусь, если ты не против конечно. Хорошо? Ведь… Регенерация  - регенерацией, но рана очень глубокая, и заживать будет долго. Хотя, должен сказать, что у тебя все равно останется шрам, несмотря на новые…эээ…способности.
Девушка кротко кивнула головой в ответ, но на душе у нее вдруг посветлело. Она поняла, что нашла друга среди множества новоиспеченных врагов…

0

23

Глава 2.6
Селенхолл, западная часть города, неподалеку от Дарктауна
Неделю спустя.

«Путешествия» по крышам были девушке в новинку, и от них ноги быстро превращались в вату от усталости. Но так было безопаснее, поскольку внизу полно патрулей людской полиции и охотников. Поиски длились всего лишь три дня и пока что не давали никаких результатов. Ни зацепки, ничего, даже ни одного столкновения - ни с оборотнями ни с вампирами, ни охотниками. Искать его вблизи дома, в роще, было бесполезно. Маркус сказал, что оборотни если съедают добычу, -то на месте, чтобы не следить кровью в лесу или по подворотням. Ее запах может привлечь их сородичей – конкурентов.
Устроившись на одной из крыш, она вскоре услышала одинокий топот и громкое, прерывистое дыхание, а затем прибежало еще несколько человек, точнее, как потом оказалось оборотней, которые в отличие от человека совсем не выглядели уставшими… Тихонько девушка подползла к краю крыши, пытаясь разглядеть, что происходит: запыхавшийся и бегущий человек оказался мужчиной средних лет, который понял, что убегать от такой группы преследователей бесполезно… Тупик. Оборотни загнали его в угол, по обыкновению: как добычу…
Милу слышала все: и бешеный ритм сердца загнанного человека в том числе. Настолько быстрый и даже неестественный, что можно было плясать чечетку под него. В полумраке оборотень разглядела как бегают глаза несчастного, как они ищут убежища, как ему хочется оказаться за несколько километров отсюда. В свете луны блеснула испарина на его лбу, человек закатил глаза и наверно, мысленно взмолился…
Осторожно, сползая по крутой шиферной крыше, она старалась не издавать ни звука. Фонарей тут не было, заметить ее было почти невозможно, если только она сама не позволит это сделать. Добравшись почти до края, она присела на корточки почти над головами нападавших.
-Не дергайся, больно не будет…- прошипел старый оборотень уже облизываясь. За  спиной седовласого оборотня показались еще четверо желающих поесть. Но те были помоложе, и  не имели права приступать к трапезе, пока не насытится старший. Таковы были правила. Но как только седовласый потянулся  к горлу тяжело дышавшего от страха мужчины, уже предвкушая свой ужин, он вдруг услышал, как на него летит кусок только что обломившегося шифера, до этого еле державшегося под ногой девушки. Крыша была наспех залатана каким-то горе - строителем. Шифер был просто положен сверху деревянных перекрытий. Края гофрированных плит просто лежали друг на дружке безо всяких креплений.
Вовремя отскочив в сторону, все обернулись:
«Проклятье!» - ругнулась про себя Милу и перевела вес на другую ногу, уже пытаясь убежать, но проклятый шифер снова подвел ее. Еще один кусок отломился - как раз тот, на который девушка поставила вторую ногу. Этого было достаточно, чтобы на спине скатиться с крутой крыши. Благо здание было невысокое – всего один этаж с чердаком, однако посадку мягкой назвать было нельзя. С глухим звуком она свалилась на бок и больно ударилась левой рукой, подняв кучу пыли. По селенхольским подворотням нельзя было не пройти и не испачкаться от той пыли, которую всегда приносили сюда ветры с более оживленных улиц. Ведь Селенхолл находится на берегу залива. И ветра с моря здесь дуют часто. Когда город строили, то  учитывали розу ветров, и все улицы естественным образом вентилировались. Но в последние полтора столетия снесли множество старых домов со стороны Новых Доков, домов, которые служили «стеной» против суровых морских ветров Нордского моря. И посему вся система вентиляции улиц нарушилась, и во многих районах, особенно в тупиковых подворотнях, в сухую и ветреную погоду стала скапливаться пыль. Еще один просчет всемогущей цивилизации…
Зашитая рана на плече быстро заживала, но процесс регенерации еще продолжался, и поэтому всю левую конечность при падении пронзила жуткая боль. Милу удивилась, как она вообще не сломала руку, точнее она хотела удивиться, но вскоре напомнили сама себе, что она нынче за существо.
-Смотрите-ка! Еще еда! Она буквально сегодня падает с неба. – брякнул один из четверки, после чего все четверо заржали как завсегдатаи питейных заведений низшего уровня.
Старик только хмыкнул и подошел к девушке. Человек, быстро смекнув, что это прекрасная возможность унести ноги, быстро обогнул злосчастных незнакомцев, и скрылся из виду, сверкая пятками, при том мысленно благодаря Небо за эту «случайность». Его спутники хотели было преградить ему путь, но старый волк жестом остановил их.
-Пусть бежит. Молодая нежная плоть намного вкуснее и сытнее старого костлявого человечишки.- он плотоядно облизнулся и хотел было схватить девушку за ворот пальто.
Но Милу быстро взяла себя в руки и вскочила на ноги, приготовившись защищаться. В тусклом свете полной луны за ее плечами блеснул меч и сверкнули желтые глаза.
Оборотень отдернул руку и шумно втянул воздух, принюхиваясь. Молодые же нетерпеливо рванулись к ней. Предводитель шайки снова остановил их.
- Тише, молодняк. Вам  лишь бы поесть. Вы что не чувствуете?
-Я чувствую только запах крови и мяса! – огрызнулся один из них.
-Жалкие новообращенные…- презрительно процедил пожилой оборотень. – Перед вами сородич. Идиоты, у вас пусто не только в желудке, но и в голове.
Четверка переглянулась между собой и только тогда вняли словам старика.
- Ну и  черт с тем, что она оборотень! Молоденькая и сочная… Позабавимся. Мы никогда не прочь, верно, парни? - оборотни снова загоготали в ответ.
Старик только ухмыльнулся молодецкой псевдо-удали и глупости, и после перевел взгляд на Милу. Она все так же стояла с выставленными вперед руками, сжатыми в кулаки. Она в любой момент была готова отразить нападение. Точнее она так думала. Глаза смотрели в глаза. Жадные до девичьей плоти глаза старого волка и ее – испуганные и еще по-детски наивные, только уже поддернутые тенью боли и печали.
Все произошло мгновенно: оборотень одним резким движением схватил ее за руки и притянул к себе. В процессе схватки ремень, до этого и так неважно державший ножны на спине сполз, и меч свалился рядом с ней. Нападающий поставил подножку, и когда она попыталась вырваться, то свалилась на пыльную землю, придавленная весом волколака.
-Я хоть и стар, да еще удал. Да и ты не знаешь самого простого правила: самцы могут вводить таких молоденьких дурочек как ты в оцепление одним взглядом. – он еще сильнее сжал ее запястья и наклонился к ее лицу. Она оскалила зубы от отвращения, а потом и плюнула прямо в рожу престарелому извращенцу.
Недолго думая, старый оборотень глухо рыкнул и наотмашь ударил ее по лицу. Брызнула кровь от сильного удара. В голове Милу в этот момент мелькнули воспоминания о недавней трагедии. Как точно так же наверно ударили ее брата, и отца.… В уши снова ворвался звук разбитого стекла, невнятные окрики, тело снова сковал холод от ледяного сквозняка и ужаса.… Опять перед ней предстал тот светловолосый вервольф, снова она пережила ту минутную, но жуткую лихорадку, когда увидела, как ее отцу свернули шею в одно движение. Потом опять…Попытка побега, последняя и сокрушившаяся настырностью волколака надежда. Укатившееся серебряное кольцо, затем эти слова, которые она запомнит на всю жизнь, сколько бы она не длилась… «…Я поделюсь с тобой своей кровью…» И жадный, пронзающий  тело тысячами раскаленных игл укус…
Время снова вернулось в свое обычное русло, даже пошло еще быстрее, чем обычно. Ее эмоции, обрушившиеся камнепадом на ее разум, сделали так, что укус вновь стал реален. Рана заболела так, что девушка больше не смогла сдерживать новую себя.
Волосы на голове отросли и вздыбились, как будто через тело пропустили немалый заряд электрического тока, на лице под глазами появился небольшой пушок волос. Ногти на руках и ногах выросли и больно впились в обувь и перчатки. Милу почувствовала, как что-то внутри заставило ее кости окрепнуть, кожу погрубеть, а также забыть про боль. Она, глухо рыча, оскалилась окровавленными клыками. Молниеносно и неожиданно для врага, направляемая невиданной силой,  она освобожденной рукой вытащила со звоном меч из ножен, лежащих рядом. И затем ударила пару раз клинком  по шее не ожидавшего такого рокового поворота событий, врага. Девушку обрызгало кровью, вырвавшейся из разрубленной артерии. Тело и отлетевшая голова быстро рассыпались в прах. Почему это случилось, девушка и не задумалась. Видимо гнев заглушил все в ней – и  голос разума в том числе.
  Спутники испепеленного оборотня раскрыли рот от увиденного. Она же, по-спортивному вскочила на ноги. Вытерев струйку только своей  крови, натекшую изо рта, и сплюнув, она буквально прожгла взглядом всю мерзкую компашку. Милу покрепче сжала меч и проговорила абсолютно другим голосом – хриплым и грубым:
-Где мой брат, твари?! – жажда мести играла на ее чувствах, словно на невидимой электрогитаре, быстро перебирая струны.  Но Милу знала, что пока еще не дождалась своего часа расплаты.… Ибо это было только начало…
-Ты…… Ты чего.… Совсем что ли? – заикаясь, промямлил один из оставшихся молодых волколаков.
- Я спрашиваю где мой брат, уроды?!!! Ваши сородичи утащили его несколько суток назад! Я знаю, что он жив! Немедленно отвечайте, куда его утащили!!! – заорала она, скаля отросшие клыки.
Оборотни не верили ни своим глазам, ни ушам. Милу действительно никогда ранее не ругалась, ни на кого не повышала тона… Хрупкий с виду подросток орал голосом разъяренного зверя, прожигая врагов насквозь горящими желтыми глазами, в них помимо ярости читалась боль и жалость… Жалость по тому, что они- не те самые мрази, которые убили ее отца и отняли брата. Отняли ВСЕ что у нее было. В любой момент ее меч, в руках, дрожащих от переполняющего ее тело гнева, мог снести им головы, если они подойдут хоть на шаг ближе.
-Отвечайте, не то отправитесь вслед за ним!!!
-Опусти меч, дура! Не то сейчас получишь по морде! Ишь, ты! За брата отомстить захотелось, да в глаза я его не видел, а может и сожрали его уже! – собравшись, сказал другой.
В голове что-то больно сдавило. То ли от упоминания о нем. То ли от грубой жаргонной формы глагола «есть». Эти два слова не вязались… «Он» и «жрать». Мысли стали невыносимо тяжки. Но всплыло в подсознании еще одно слово, которое стало новым символом ее смысла жизни… Юной девушки, которая еще несколько дней назад просто отмечала свой шестнадцатый день рождения, мечтавшая о красивом сертификате и сверкающем золотом значке, о том, чтобы приехали ее родственники. Которая горестно вспоминала мать, которую совсем не знала, но все равно любила и нутром чуяла, что та тоже ее любила. Ее, тогда только новорожденную.
Месть… Пять букв… Как пять магических нот…

Отредактировано Reiterin (28.07.2011 16:34:56)

0

24

Глава 2.7 (окончание второй главы)

Выражение лица, поза, движения. Все вмиг изменилось. Внутри зашевелился зверь, который проснулся в ней пару минут назад. Зашевелился настолько сильно, что следующие слова она буквально выдавила из себя. Последние слова разума.
-Значит, вы ничего не знаете. Тогда вам придется, по крайней мере, страдать… - она взмахнула мечом и встала в боевую стойку.  Оборотни вылупили глаза на девушку, которая явно была слабее их и меньше ростом. Да еще и намного младше их. Их задело именно это, что какая-то сопливая девчонка пытается встать у них на пути; но против воли волколаков, Милу уже сделала это.… И те даже не заметили этого, слушая голоса своей гордости и силы. Вервольфы часто переоценивали себя, что являлось ужасным недостатком в их волчьих натурах.
Один из них - видимо, постарше - глухо зарычал и немедленно ринулся в атаку. Но девушка не растерялась и быстро сделала выпад. Вервольф уклонился, но Милу снова попыталась атаковать  и получила ранение в руку от когтей другого оборотня сквозь шерстяное пальто. Потом просвистела лапа еще одного прямо у нее над  ухом. Благодаря своей реакции она сумела увернуться от этого, и отбить ногами атаку еще одного оборотня. Но ее сумел ударить четвертый противник ногой в затылок. Она упала на колени, чуть не выронив меч. В глазах на миг потемнело. Девушка поняла, что ей надо сейчас либо защищаться, либо нападать. А главное действовать быстро, использовать то, чего нет у ее противников – ловкость, быстроту и маленькие габариты тела. Они превосходили ее количеством и силой, но дрались очень неважно.
Быстро, не обращая внимания на боль в спине, плече, зубах она проскользнула по земле под ногами врага, который уже занес кулак для удара в лицо. И как только те обернулись, чтоб напасть, Милу опередила их и сделала «колесо» назад. Два оборотня получили сильные удары в лицо тяжеленными, с рифленой подошвой, сапогами девушки. Такие в городе в основном носили любители тяжелой музыки или просто люди, любящие все тяжелое и внушительное. Брызнула кровь. Качаясь, враги отошли назад. Последовала серия ударов от двух других, еще не раненных противников. Но она ожидала этого, и молниеносно нечеловеческим прыжком взметнулась вверх, при этом взмахнув мечом по дуговой траектории. Одним быстрым движением, она как ножом масло, отрубила кисти рук одному из противников, и он тут же рассыпался в пыль, другого же девушка сумела ранить в шею. Он взревел от боли и упал на землю. Понятно, что волколаку было отнюдь не щекотно… Милу не знала, откуда у нее такая сила. Откуда она научилась таким невиданным приемам – симбиозу фехтования и восточных единоборств, и еще чего-то сверхъестественного. Невиданная сила двигала ее телом, словно марионеткой, нанося удары, которые в ее возрасте не может нанести даже вервольф противоположного пола, что уж говорить о ней, которой всего лишь шесть лет назад взяла в руки меч. Но думать было некогда. Один из уцелевших врагов воспользовался ее замешательством,  набросился ей на спину. Такой тяжести она никогда не таскала, - девушка покачнулась от исполинского веса, но все же устояла на ногах. Оборотень с разбитым лицом обхватил ее шею руками и начал душить.
-Никогда не поворачивайся к врагу спиной… - прошипел он. Но девушка все равно не растерялась, хотя дыхание было пережато. Она с трудом  перехватила меч двумя руками, опустив лезвие вниз, и острый серебряный наконечник в виде призмы вонзился в горло оборотню. Он взревел и спрыгнул с ее спины, хватаясь за рану. Она развернулась и резко полоснула оружием по сонной артерии. От врага снова остался лишь пепел.… Но Милу не останавливалась, и услышав быстрые шаги за спиной, оборотень поняла, что думать как напасть, - ей некогда, и,  развернувшись опять, метнула меч в зависшего в прыжке противника. Она не ошиблась:  мгновение, и оружие пронзило плоть насквозь,  и куча серого пепла осыпала черноволосую девушку с головы до ног. Оружие со звоном упало на раздробленный асфальт. Девушка, тяжело дыша, стряхнув с головы пепел, произнесла:
-Спасибо за совет. Гори в своем волчьем аду… - после подобрала меч. Нисколько не  беспокоясь о том, что еще один враг остался жив, она спокойно вложила оружие в ножны, предварительно вытерев его о пальто от нечистой крови. Хриплый голос уцелевшего заставил ее обернутся :
-Что… тебе…надо? Зачем… ты… это… делаешь? Кто ты?- прохрипел он, прикрывая гноившуюся рану на шее рукой.
Милу подошла к нему, застегивая ремень с ножнами на груди. Заглянув в его желтые глаза, она ответила презрительным и гордым тоном, отнюдь не своим, словно в ней заговорил кто-то другой:
- Не знаю. И это неважно. Раз вы не знаете где мой брат, или хотя бы куда его утащили, тогда вы все будете страдать. Вся ваша раса. И мне плевать что я - тоже оборотень. Я – не вы. И никогда не буду такой кровожадной убийцей, которая только и делает что причиняет зло другим, и живет только за счет своих низменных желаний. Запомните это.
Я не ведаю, кто у вас там главный, но я оставила тебя в живых, чтоб ты донес до него весть о том, что вас всех ждет расправа. Я буду всячески препятствовать вам, досаждать, отнимать жертвы, пока не найду брата.– Вкус победы ей понравился, а ее свет буквально ослепил подростка.
Она ненадолго остановилась, и потом спросила, не стирая с лица маску злой иронии:
-Ты, кажется, хотел знать кто я? Я – Кирк. Точнее, теперь я – Кирк. - девушка произнесла свое новое имя уже более спокойно. Она назвала себя так  неслучайно. В лихтенландских языческих мифах Кирк являлась божеством справедливого возмездия, являлось судьей в мире Богов. Безжалостным и неподкупным судьей. Она была одной из сумеречных богинь. Ни Свет и ни Тьма. Девушка не хотела сравнивать себя с богиней, ей нужно было ее имя, чтоб его запомнили и  после  страшились при одном только упоминании.
Оборотень вытаращил на нее глаза, пытаясь усвоить сказанное…
-А теперь.… Пошел прочь! Пока я добрая… - расхохотавшись леденящим душу смехом, выкрикнула Кирк. Странно было смотреть на то, как милая, на первый взгляд - безобидная девушка хохочет таким смехом, при этом прожигая тебя глазами насквозь. Тут не только оборотню станет не по себе…
Она недолго смотрела ему вслед. После отряхнув рукава и бока от пыли, презрительно усмехнулась.
Выражение лица сменилось на более серьезное и, вздохнув, оборотень посмотрела на свою рану  чуть ниже тыльной стороны ладони.…Еще немного, и задело бы вены…. Потом взглянула  на наверх. Неожиданно быстро, в пару прыжков, вервольф очутилась сначала на стене, а после и на крыше. Как она это проделала – девушка и не смела задумываться. Ее взгляд остановился на полной луне, которая выглядывала из-за заброшенных серых многоэтажек, уныло возвышавшихся над ней как стая молчаливых гигантов из древних мифов. Черновласка  долго смотрела на печальное светило. Она пыталась понять, что только что произошло, и что же поселилось внутри нее, и управляло ее телом несколько минут назад. Почему они рассыпались в пепел, словно что-то сжигало их… Ведь в пепел от серебра рассыпаются скорее живые мертвецы, нежели оборотни – проклятые, но все же живые…Ясно, что это оборотень внутри нее, но неужели дух волка способен на такое? Способен на такую силу, месть, ярость.…И неужели это он бросил вызов этим вервольфам?
«Что я натворила.…Теперь мне точно не найти своего брата.…На меня объявят охоту волколаки, вампиры, ведьмы и другие.…А главное -  охотники…»
-Хотя к черту их всех! – не зная зачем выпалила она.
«Эгоизм…Что он делает со мной? Завтра это может случиться и с другими. Нельзя этого допустить, нельзя позволить Им властвовать над Судьбой всех остальных…. Они не имеют на это права. В этом городе точно. Это МОЙ город. Я родилась здесь и выросла и не позволю всяким отбросам портить жизнь ни в чем неповинным людям, ворошить эту пыль на улицах, выбивать фонари, насиловать женщин…». - как сумасшедшие носились мысли, точнее голоса в голове.
«Пусть это бремя и окажется мне не под силу. Мой возраст – время максимализма. Маркус прав. Но если я буду бездействовать, я так и не найду своего брата. А если буду совершать подобные вылазки, я когда-нибудь спасу его. Ард, только дождись. Мы будем вместе, потому что мы -семья… Ты же сам мне это сказал…».
Ее уже длинные волосы трепал ветер, кудри постоянно попадали в глаза и мешали ей. А во время драки постоянно лезли в глаза и прилипали к мокрому от пота лбу. Кирк попыталась успокоиться, отвлечься от своих мыслей. Не жалея кофты, она оторвала кусок  и собрала волосы в высокий хвост. Две длинные пряди, которые были когда-то челкой, сами выбились наружу, но девушка уже не обратила на это внимания.… Оборотень, недолго еще поразмыслив, достала из кармана УЛГ и грустно прошептала не своим голосом, повертев пластину в руке:
-Прощай, Милуен Сакрет. Ты уже умерла. Есть только Кирк.
«И ей ничего не остается, как взять меч и пробивать им путь к счастью, к новому счастью… И даю слово: то, что случилось со мной – больше никогда не повторится с теми добрыми людьми, которых я встречу на своем пути. Именно для этого я и осталась в живых. Я знаю это…» - мысль оборвалась на легком и небрежном движении руки. Пластина вместе с цепочкой полетели вниз, где поднимались пары из открытого люка системы сточных вод. Ночь была холодная. Приближалась зима и морозы. Яркая луна – была тому прямым доказательством.
Ей захотелось завыть. Пускай, это выглядело бы банально, глупо, не по-человечески, но ей хотелось завыть. От тоски, печали и горя.… По щеке прокатилась слеза, которая стала последней в жизни простой девочки, против своей воли переродившейся в эту ночь в заступницу за тех, кого еще не постигло такое же несчастье, как и ее два дня назад. Она переродилась в полукровку-вервольфа, которая не пожалеет никого из Темных, кто встанет у нее на пути. Ныне ее удел- защищать тех, кто слабее ее, и  найти  последнего родного ей человека в этом проклятом новым Богом городе. Только после этого Милу, может быть, воскреснет.

От автора: Не удивляйтесь новому имени Милу...
Я - фанат "Металлики"
http://s9.rimg.info/f440e99cf99cd84dc809b4e34f7d06a2.gif

Отредактировано Reiterin (28.07.2011 16:36:49)

0

Похожие темы


Вы здесь » Форум Общения Беседка » Творческая мастерская » Сырая эскапистика. (КнижКО Reiterin).