Форум Общения Беседка

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум Общения Беседка » Читальный зал, тише!, проходите... » О спорт,ты-МИР!>>Великие спортсмены


О спорт,ты-МИР!>>Великие спортсмены

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s53.radikal.ru/i142/0901/8f/8bbb7a2118af.jpg
Лев Яшин
(1929-1990)
Неоднократный чемпион СССР; чемпион Европы и Олимпийских игр; бронзовый призер чемпионата мира; лучший игрок Европы 1963 года.

      Когда в остановившийся на каком-то полустанке поезд, в котором советские олимпийцы возвращались в Москву из Владивостока, вошел какой-то пожилой мужчина, никто не удивился. Поздравлять народных героев приходили тысячи людей, и к этому уже начинали привыкать.
      Старик попросил показать ему Яшина, и один из футболистов проводил его в купе, где ехал уже знаменитый тогда вратарь московского «Динамо». А затем случилось неожиданное. Увидев улыбающегося ему Яшина, старик, к несказанному удивлению всех присутствующих, упал на колени и дрогнувшим от волнения голосом произнес: «Спасибо тебе, сынок!»
      С того далекого дня вратарь сборной СССР получил множество всевозможных призов и наград, но, думается, не было для него награды более памятной и дорогой, нежели тот стоявший на коленях старик и его такие простые и в то же время великие слова...
      Лев Иванович Яшин родился 22 октября 1929 года в рабочей семье и уже в четырнадцать лет стал работать на одном из заводов в Тушине слесарем. Тогда же он получил и свою первую в жизни награду: медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне». Как и многие заводские ребята, он увлекался спортом, и в те годы его было можно видеть на баскетбольной площадке, за шахматной доской и... в фехтовальной секции. Более того, он даже стал чемпионом школы по фехтованию и шахматам. Тогда же в его жизнь вошел и футбол. Вот только играть ему хотелось в нападении и не защищать ворота, а наоборот, как можно чаще поражать их.
      Из-за высокого роста Яшина все же поставили в ворота, и его первый тренер Лариончиков однозначно заявил: «Будешь вратарем!» И хотя самому Леве совсем не хотелось кататься по земле и он рвался туда, где на футбольных просторах сновали юркие и техничные форварды, спорить он не стал и занял указанное ему место. Но по-настоящему он захотел стать вратарем, лишь когда увидел в воротах великолепного Хомича. Правда, тогда он и помыслить не мог, что пройдет всего несколько лет, он станет дублером знаменитого «Тигра» и по старой вратарской традиции будет носить его чемоданчик и учиться у одного из самых сильных вратарей нашего футбола вратарскому искусству.
      Играл он так себе, да и не до футбола ему тогда было, поскольку изнурительная работа на заводе довела его до нервного срыва. Он переселился к приятелю, перестал ходить на завод, а потом по совету добрых людей отправился в армию, поскольку в те времена можно было совершенно спокойно получить срок за тунеядство. Служить он остался в Москве, вскоре его увидел Аркадий Иванович Чернышев, и он оказался... в воротах хоккейной команды мастеров.
      Так Лев стал динамовцем. Но это вовсе не означало, что он охладел к футболу. Наоборот, всеми своими силами он рвался на футбольное поле, хоккейные ворота казались ему слишком узкими и, глядя на блестящую игру русского «тигра» Хомича, Лев мечтал так же красиво вытаскивать «мертвые» мячи. Задатки у него были, и весной 1949 года он стал третьим вратарем в московском «Динамо» после Алексея Хомича и Вальтера Саная.
      Ну а затем случилось то, что не могло ему присниться даже в самом страшном сне. В марте пятидесятого наблюдавшие за игрой дублеров московского «Динамо» и сталинградского «Трактора» стали свидетелями весьма курьезного события: выбитый вратарем сталинградцев мяч беспрепятственно влетел в ворота динамовцев.
      И соавтором этого нелепого гола явился... Лев Яшин, столкнувшийся со своим собственным защитником.
      Не стал для него праздником и первый матч на первенство СССР, в котором динамовцы вели в принципиальном матче со «Спартаком» с преимуществом в один мяч. За пятнадцать минут до конца встречи он заменил получившего травму Хомича, тут же опрометчиво бросился на перехват мяча и... снова столкнулся со своим защитником, после чего «Спартак» сравнял счет. На этом злоключения молодого вратаря не кончились, и в матче против тбилисского «Динамо», в котором динамовцы вели целых три мяча, растерявшийся Яшин в течение двух минут умудрился пропустить три гола, и взбешенный увиденным высокий милицейский чин потребовал убрать его из ворот.
      Яшин был надолго отправлен в дубль, и дела его были настолько плохи, что он снова стал пробовать себя в хоккее. Он стал мастером спорта и даже выиграл Кубок СССР. В списке кандидатов в сборную страны по хоккею, которой предстояло дебютировать на первенстве мира 1954 года, стояла его фамилия. Но, прекрасно понимая, что уже прошли те времена, когда можно было служить двух богам, Яшин все же выбрал футбол и был полон решимости доказать свое право на пост номер один.
      Помогал ему в этом и наш замечательный вратарь Алексей Хомич, уже начинавший подумывать о своей замене. Правда, Хомича совершенно неожиданно для него отчислили из команды за «потерю прыгучести». Что, конечно же, не соответствовало действительности, и обиженный Хомич в первой же игре против своего родного клуба в составе минского «Динамо» показал, как надо прыгать.
      Но как бы там ни было, в воротах «Динамо» появился Яшин, одетый, как и его кумир, во все черное и, если бы не высокий рост, его можно было бы принять за двойника его великого предшественника. Ошибок, совершенных им в начале своего вратарского пути, он больше не совершал и играл достаточно надежно. Более того, он пошел дальше Хомича, и уже очень скоро о нем заговорили как о новаторе, хотя многие специалисты весьма скептически относились к его игре на выходах.
      Но Яшин сумел доказать свое право играть так, как считал нужным, и уже тогда искал и совершенствовал свой собственный стиль: деловой, надежный и смелый. Как и его великий предшественник Замора, он смело выходил из ворот и на какое-то время как бы становился полевым игроком. И в те годы, когда еще никто даже и не думал о четырех защитниках, он становился этим самым защитником, как бы предвосхищая развитие футбола и становясь тем самым чистильщиком, который появился только на чемпионате мира в Швеции в блестящей сборной Бразилии. По большому счету это не было каким-то уж особенным желанием самого Яшина: подобной игры требовала сама футбольная жизнь, и не выходивший за пределы вратарской площадки голкипер был обречен. А его длинные и точные пасы рукой? Они сразу же изменили игру, являясь по своей сути выверенным первым пасом и делая вратаря зачинателем атак.
      В 1954 году он впервые вышел в составе сборной СССР против команды Швеции и с того дня прочно занял место в воротах национальной команды. И все же по-настоящему о Яшине заговорили только в олимпийском Мельбурне. Уже в полуфинале со сборной командой Болгарии Яшин показал, чего он стоит, и советская команда была во многом обязана победой своему вратарю, вытащившему несколько «мертвых» мячей и искусно руководившему обороной. Именно такая тактика принесла ему, а вместе с ним и всей команде, успех в финальной игре с очень сильной командой Югославии.
      Его игра по всей штрафной и смелые выходы на перехват мяча настолько обескуражили югославских нападающих, что они так и не смогли найти действенное оружие против поразившего их своей игрой вратаря. И все же ему несказанно повезло: в печально знаменитой игре со сборной Индонезии, которая закончилась вничью, Яшин чуть было не стал причиной поражения. В один из моментов он вышел за пределы штрафной площадки и, вместо того, чтобы выбить мяч за боковую, принялся обводить нападающего индонезийцев. Тот отобрал у него мяч и только каким-то чудом не сумел попасть в пустые ворота. Ну а если бы попал, чиновники списали бы Яшина куда раньше.
      Как бы то ни было, о Яшине после Мельбурна заговорили, хотя пока еще как бы вполголоса. В Австралии не было ни одной ведущей команды из Западной Европы, и всем было интересно, как проявит себя Яшин на чемпионате мира в Швеции, оказавшись с глазу на глаз с такими мастерами, как Буцек, Хамрин, Фонтэн, Копа и грозные бразильцы. И он проявил. Да так, что даже великолепные бразильцы только разводили руками, глядя на ставшего на их пути к воротам непробиваемого вратаря.
      Наша защита оказалась не очень-то подготовленной против таких кудесников мяча, как Пеле, Диди, Загало и Гаринча, и, пока Озеров рассказывал по радио о непроходимой советской обороне, Гаринча и его приятели раз за разом оставляли ее не у дел. Но... на их пути вставал творивший чудеса Яшин, в конце концов матч превратился в самую настоящую дуэль вратаря и нападающих, и надо было видеть их великую радость, когда Вава наконец-то забил второй гол в ворота Яшина!
      После чемпионата мира Яшин занял прочное место в списке ведущих вратарей мира. В финальной части первого Кубка Европы во Франции Яшин еще раз подтвердил свое высочайшее мастерство, и уже в матче с чехами играл так, что ему аплодировали даже соперники.
      В финале советскую сборную ждали горевшие жаждой реванша за поражение на Олимпийских играх югославы. И, если бы не Яшин, они добились бы своего. «Если югославы не забили в первом тайме несколько мячей,— писала «Экип»,— то это заслуга одного Яшина, вратаря, которого можно смело сравнить с Заморой». «За весь матч,— сказал после игры ведущий форвард сборной Югославии Галич,—Яшин не дал нам ни единого шанса, ни одной малейшей надежды».
      После победы в Париже его уже ценили во всем мире, и далеко не случайно после первого турне советской сборной по Южной Америке одна из аргентинских газет, оценивая советских футболистов, писала: «М. Месхи — пятьдесят миллионов песо. С. Метревели — пятьдесят миллионов песо. Л. Яшин — без цены». Комментарии, как говорится, излишни.
      Но... не все шло гладко в жизни Яшина, ставшего одним из ведущих вратарей мира. Необязательные голы от Колумбии и два решивших исход встречи мяча, пропущенные Яшиным от команды Чили на чемпионате мира 1962 года, дали повод чиновникам отбить в Москву телеграмму, что, мол, в поражении сборной виноват один Яшин.
      Газеты наперебой заговорили о слабой и неуверенной игре Яшина и поставили под сомнение не только его пребывание в сборной, но и вообще в футболе. При этом никто почему-то даже не вспомнил, что тот роковой матч он играл с сотрясением мозга, полученным уже на первых минутах после столкновения с чилийским нападающим, и, по мнению врачей, один только факт, что Яшин доиграл эту игру, был достоин восхищения. Ну а затем последовала «теплая» встреча на родине, где болельщики подвергали каждое его действие самой настоящей обструкции. И всякий раз, когда Яшин вступал в игру, с трибун несся оглушительный свист.
      Так «знатоки» футбола расправлялись с тем, кому еще вчера бешено аплодировали. И ничто не могло вернуть уважение тех, кто мстил Яшину за проигранный по его вине чемпионат мира: ни его броски, ни те «мертвые» мячи, которые он время от времени продолжал вытягивать из верхних и нижних углов. Все было забыто!
      Да, это были, наверное, самые трудные годы в жизни прославленного вратаря. И возможно, надломленный Яшин ушел бы из футбола, если бы ему не последовало приглашение в 1963 году в сборную мира, ставшее для него поистине судьбоносным. Он отстоял всего один тайм, но так, что даже один из лучших нападающих сборной Англии, не столько изумленный, сколько испуганный его игрой, в сердцах сказал тренеру: «Это какой-то дьявол в воротах, ему невозможно забить!» И этот «дьявол» продолжал показывать игру высочайшего класса на мгновенно сменивших гнев на милость стадионах и в том году пропустил за свое родное «Динамо» в двадцати семи играх всего шесть мячей!
      Но сборная мира сборной мира, а выстоял Яшин в то трудное для него время прежде всего за счет необыкновенной силы воли, веры в себя и желания доказать и самому себе, и другим, что он может еще очень многое. Недаром сам он всегда говорил, что классный вратарь прежде всего должен обладать стальной волей, а все остальное только приложение.
      Врученный ему в 1963 году «Золотой мяч» лучшего игрока Европы стал достойной наградой за его игру. О славе и популярности нашего вратаря говорит и такой курьезный случай. Как-то он в составе сборной СССР приехал в Рио-де-Жанейро, и крупная телевизионная компания пригласила его на спортивную передачу. Каково же было удивление Яшина, когда он увидел стоявшие в студии... футбольные ворота! Яшину бил один из самых перспективных молодых игроков Бразилии, которому за каждый гол, который ему удалось бы забить, был обещан крупный денежный приз. Но Яшин не дал заработать молодому дарованию ни песо, а выигранные им деньги тут же пожертвовал в пользу детского приюта.
      Ну а затем были чемпионат Европы 1964 года и чемпионат мира 1966 года в Англии, когда мало кто верил в то, что место в воротах будет доверено тридцатисемилетнему Яшину. Да, тогда сборная СССР уступила в решающих играх сборным ФРГ и Португалии, и тем не менее это было ее лучшее выступление на чемпионатах мира. И снова Яшин показал, как писала одна из английских газет, «поистине выдающуюся игру». Он стоял, вторило ей другое популярное издание, «как неприступная крепость, о которую разбивались все атаки». И в конце турнира Яшин безоговорочно был признан одним из самых выдающихся игроков чемпионата мира, «Время, когда Пеле был единственным королем футбола, прошло,— писал «Кикер».— Сердца почитателей во всем мире завоевали и Эйсебио, и популярнейший русский вратарь Яшин, и наш молодой Беккенбауэр». После возвращения из Англии Яшин снова стоял в родном «Динамо», и всех волновал только один вопрос: до каких же лет он будет играть? Принимал в этом споре участие и сам Яшин. Правда, весьма своеобразным способом. Он играл. И когда он поехал на свой последний чемпионат мира в Мексику, все только развели руками. И в самом деле это было нечто: войти в состав сборной СССР в сорок один год!
      Но время безжалостно даже к таких великим спортсменам, каким был Яшин. 27 мая 1972 прославленный вратарь прощался с футболом, и ФИФА устроила в «Лужниках» прощальный матч
      сборной мира и сборной клубов «Динамо». Да, в тот день Яшину могли простить любую ошибку, и многие поговаривали о том, что результат первого тайма предрешен и никто из приехавших в Москву звезд не захочет огорчать уходящего вратаря в этот и без того грустный для него день. Но после того, как один из лучших мировых бомбардиров Герд Мюллер неколько раз недвусмысленно заявил, что не прочь отметиться и в этой игре, всем стало ясно, что ни о какой договоренности не может быть и речи.
      «Свой» тайм Яшин отстоял выше всяких похвал, а в начале второго случилось то, что рано или поздно и должно было случиться, и Яшин передал свои перчатки молодому Владимиру Пилыую, занявшему его место в «Динамо» и сборной страны. Великая карьера была закончена, и Яшин стал начальником родного «Динамо».
      Нельзя не упомянуть и о жене Льва Ивановича Валентине, ставшей на долгие годы его самым преданным другом и помощником. Именно ей Яшин был обязан тем, что столько лет отыграл на самом высоком уровне и выстоял в самые трудные дни его футбольной жизни.
      Несмотря на свои долгие отлучки, Яшин всегда старался уделять как можно больше внимания и жене, и дочерям и все свободное время проводил вместе с семьей на своей подмосковной даче. Были ли у него слабости? Да, конечно, были. Как и все спортсмены, Яшин был суеверен и верил в свой талисман — знаменитую на весь мир черную кепку. И когда один из зрителей попытался завладеть ею, Яшин, дороживший своей кепкой, быстро догнал и отобрал у него свое сокровище. Он очень любил посидеть с удочкой, считая рыбную ловлю наилучшим отдыхом, но больше всего ему нравилось возиться с детьми. Не случайно он собирался посвятить свою жизнь воспитанию молодого поколения в динамовской футбольной школе.
      Но не получилось... Ничто в этом мире не проходит бесследно, и здоровье Льва Яшина, отдавшего спорту столько нервных и физических сил, быстро ухудшалось. «Яшин болел,— рассказывал врач сборной СССР по футболу Олег Белаковский.— И очень давно. Застарелый гастрит перерос в язву. Облитерирующий эндартериит и сильные боли в ногах таили в себе большую опасность, и то, что Лева курил, не способствовало его лечению. Да и сердечко пошаливало. Конечно, меня могут спросить: «А зачем же вы разрешали ему играть, если он был так болен?» Да, каждая игра отнимала у него здоровье, но запрети мы ему играть, Лева прожил бы еще меньше!» Как это ни поразительно, после наркоза Яшин со слабой улыбкой сказал сидевшей рядом жене: «Ну что ты плачешь? Зачем мне теперь нога, ведь в футбол я больше не играю!»
      Но это будет потом, а пока ушедшего Яшина стали трудоустраивать. Оно и понятно, ведь с таким именем он должен был постоянно быть на виду. Но, как вспоминал Лев Филатов, ничего из этого не получилось. «Посты с мудреными названиями и письменными столами,— писал он,— наводили на Яшина тоску. Честный, он очень стеснялся своего вынужденного безделья». Не очень-то уютно он чувствовал себя и тогда, когда из него пытались сотворить живую советскую легенду. Ведь для высокопоставленных чиновников он был одним из наглядных примеров, которые должны были славить советский образ жизни.
      Его заставили закончить высшую партийную школу и выступать в присутствии вождей с трибуны Кремлевского Дворца по написанным для него бумажкам. А когда надо, пытались использовать в роли своеобразного молота, как это было в случае с «наездом» на неугодного советским чиновникам Валентина Гранаткина, которого они вознамерились убрать с поста первого вице-президента ФИФА.
      Конечно, Яшину это не нравилось, он с большей охотой занимался бы с детьми, о чем когда-то мечтал. Но... у него началась гангрена, и ему ампутировали ногу. Умер Лев Иванович в 1990 году от рака брюшины, и кто знает, не стали ли многочисленные удары в живот мячом, а часто и ногами причиной столь преждевременного ухода из жизни этого блестящего спортсмена, кристально честного и сильного человека. За несколько дней до смерти он первым из российских спортсменов был удостоен звания Героя Социалистического труда.
http://s43.radikal.ru/i099/0901/08/6f1f0669e0c3.jpg
http://s48.radikal.ru/i120/0901/9f/aa88cf111790.jpg
http://s39.radikal.ru/i086/0901/02/1a86417bd08e.jpg
http://i004.radikal.ru/0901/8a/99397058a433.jpg

0

2

http://s46.radikal.ru/i113/0901/6b/fb2d5ac2e0d4.jpg
Пит Сампрас
(р. 1971)
Тринадцатикратный обладатель призов Большого шлема; сильнейший теннисист последнего десятилетия XX века

Когда в финал Уимблдона-2000 вышли Патрик Рафтер и Пит Сампрас, мало кто верил в успех короля мирового тенниса. Слишком уж невзрачно играл Пит в том году и мог похвалиться всего-навсего выходом в полуфинал открытого первенства Австралии и призом в Майами. Многие уже склонялись к мысли, что в Уимблдоне Пит, находившийся не в самой лучшей форме, что усугублялось непрекращавшимися болями в колене, вряд ли сможет что-то противопоставить своему молодому и очень сильному сопернику, кроме, разве что, своего великого прошлого. Да и психологическое преимущество было на стороне австралийца, выигравшего У Пита три последние встречи. Не вселила особого оптимизма в поклонников Сампраса и его откровенно слабая игра во втором круге с Кучерой, которого он одолел с великим трудом. Но вот началась игра, и сразу же завязалась тяжелая борьба, в которой оба теннисиста отчаянно боролись за каждый мяч.
      Никто не сомневался в том, что Пит полон решимости сражаться до последнего, но всех волновал один вопрос: хватит ли у него на это сил. Первую партию Пит проиграл со счетом 6:7, а вторую с таким же счетом выиграл. А потом началось то, чего уже мало кто ожидал. Завязав отчаянную борьбу на подачах Рафтера, Пит раз за разом вырывал подачу у австралийца и довел матч до победы. Затем случилось еще одно чудо: всегда сдержанный в проявлении своих чувств, Пит бросился к родителям и чуть было не разрыдался в их объятиях.
      Как видно, железных нервов не бывает даже у самых великих, да и невозможно столько лет изо дня в день сдерживать бушующие в душе чувства, а ведь именно так всегда вел себя Сампрас. Но в тот знаменательный вечер Пит побил достижение прославленного австралийца Роя Эмерсона, одержавшего двенадцать побед в турнирах «Большого шлема», и вслед за Уильямом Реншоу стал вторым в мире семикратным победителем Уимблдонского турнира. А если вспомнить, что этот самый Реншоу играл более ста лет назад и совсем в другой теннис, то результат Пита можно признать уникальным.
      Трудно сказать, что Пит имел в виду, когда в шестилетнем возрасте заявил своим родителям, что достигнет в жизни гораздо большего, чем они. Вполне возможно, что теннис, ведь он уже тогда довольно прилично играл в него. Сделав это заявление, он стремительно убежал из дома, прихватив с собой все свои сбережения из копилки.
      Он долго не возвращался, и когда обеспокоенные родители уже собирались обратиться в полицию, дверь дома открылась и перед ними предстал Пит. Он был одет в купленную им на извлеченные из копилки деньги новую теннисную форму и держал в руке красивую ракетку. У родителей отлегло от сердца, и они с улыбкой выслушали его рассказы о том, как он здорово теперь заиграет с такой превосходной амуницией. А вообще-то веселье было редким гостем в их доме.
      Отец Пита Сэм Соториус был довольно преуспевающим химиком и интересовался в своей жизни всего двумя вещами: собственной карьерой и красивыми секретаршами. Мать Пита, очень ревнивая и вспыльчивая женщина, была весьма недовольна вторым хобби мужа и чуть ли не каждый день устраивала скандалы. Можно без всякого преувеличения сказать, что Пит рос под шум прибоя расположенного неподалеку океана и постоянную ругань родителей. И кто знает, может быть, уже тогда у него сложилось весьма настороженное отношение к женщинам, из-за чего он так долго выбирал себе жену.
      Тем, кто знаком с нынешним Питом Сампрасом, это может показаться странным, но лет до пятнадцати он был очень вспыльчив и часто выходил из себя. В этом, естественно, сказывалась царившая в доме напряженная обстановка. Особенно невыносим Пит был на теннисной площадке, где постоянно ругался, строил гримасы и то и дело швырял ракетку в, видимо, очень ему мешавшую сетку. Из-за чего и менял свое теннисное оружие чуть ли не каждые две недели.
      В один прекрасный день он все же понял, что с такими нервами далеко не уедешь, и постепенно превратился в того самого всегда сдержанного и никогда не улыбающегося на корте Пита, которого со временем стали называть «Мистер Перфект». Сампрас настолько выделялся среди своих коллег полным отутствием юмора, что с сочувствием смотревший на него Джон Маккинрой постоянно уговаривал его быть хотя бы немного поэмоциональнее.
      Да, улыбки были редкими гостьями на его лице, но именно сдержанный Пит стал истинным теннисным героем последнего десятилетия двадцатого века. Став в девятнадцать лет самым молодым победителем открытого первенства Америки, он прочно удерживал за собой пальму первенства, пробыв на теннисном олимпе около трехсот недель!
      Только раз он позволил себе открыто выразить свои чувства, и причина этого была более чем уважительная. Узнав во время своей четвертьфинальной игры с Джимом Курье на открытом первенстве Австралии о страшной болезни своего тренера, он упал на землю и разрыдался. Но быстро взял себя в руки и, проигрывая со счетом 0:2, умудрился переломить ход встречи и победить. Эта яркая демонстрация чувств ясно показала, что насупленные брови — всего лишь маска, а на самом деле Пит способен на глубокие чувства. Впрочем, очень многие люди, близко знакомые с Сампрасом, и по сей день считают его самым загадочным теннисистом в мире и утверждают, что за образом всегда вежливого и доброго Пита скрывается очень одинокий, легкоранимый и по-своему закомплексованный человек.
      Конечно, как и все нормальные люди, Пит не хотел быть одиноким и неоднократно пытался устроить свою личную жизнь. Наиболее известными героинями его романов были Кинберли Уильяме и Лоррен Холли. В течение довольно долгого времени он снимал дом сначала для одной, потом для другой своей подружки, пытался ужиться с ними, но ничего из этого так и не вышло.
      Ничего не получилось у него и с Дилейни Мулкахи, с которой Пит провел несколько лет, но в конце концов тоже расстался. Думается, дело было не только в том, что эти девушки не подходили Питу, но и в том, что он очень хотел еще играть и выигрывать. «Вы знаете, почему я столько лет продержался на самом верху? — как-то спросил он одного из журналистов и тут же ответил: — Да лишь потому, что всегда жил только для тенниса!»
      Но конец приходит всему, и даже желанию быть постоянно первым. Не избежал подобного настроения и Пит, и в один не совсем прекрасный для него день он вдруг почувствовал, что ему ничего не хочется.
      Да и чему удивляться! Почти девятьсот проведенных им за эти годы официальных матчей и шестьдесят выигранных призов могли сломать кого угодно. Дело было и в измотанных нервах, и в то и дело обострявшихся травмах, и в том, что, как всякий великий спортсмен, выигравший все, что только можно, Пит потерял мотивацию. С каждым разом ему становилось все труднее и труднее настраиваться на турниры, и в конце концов он принял решение принимать участие только в самых престижных.
      Вполне возможно, что причины его спада лежали не только в травмах и отсутствии мотивации, но и в неустроенности его жизни. Время шло, семьи у него не было, и, как знать, не давила ли на него эта неустроенность и неопределенность, ухудшая и без того не очень хорошую форму.
      Но, как сказано, ищущий да обрящет. В сентябре 1999 года Пит отправился с приятелями в один из лос-анджелесских кинотеатров посмотреть новую комедию. Главную роль в фильме исполняла Бриджитт Уилсон, и чуть ли не каждые пять минут Пит восторженно повторял: «Да, хороша! Очень хороша!»
      Длинноногая блондинка и на самом деле выглядела весьма эффектно. Пит в одночасье забыл свой недавний лозунг, который гласил, что каждая женщина должна быть замужем, а ни один мужчина не должен жениться, и после фильма задумчиво сказал: «Если бы она согласилась поужинать со мной, я бы с радостью отправился с ней в какой-нибудь уютный ресторанчик».
      Его приятель принял его слова как руководство к действию и решил сделать Питу сюрприз. Через своих знакомых он передал приглашение знаменитого теннисиста Бриджитт, все знакомые принялись ей расхваливать Пита, и артистка согласилась. Хотя никогда еще в своей жизни, по ее собственному признанию, не знакомилась вслепую.
      Но самым интересным во всей этой истории было то, что Бриджитт даже не имела представления, с кем ей предложили познакомиться. Она никогда не интересовалась теннисом, и больше всего ее волновало на тот момент, какой у Пита рост. Она не любила общаться с мужчинами и уж тем более куда-либо ходить с ними, если они были ниже ее. Но стоило ей увидеть Пита, как все ее опасения сразу же исчезли, она была приятно поражена его обхождением, доброжелательностью и простотой. Они стали встречаться и делали это поначалу тайно из-за журналистов, которые преследовали их по пятам.
      Только через пять месяцев Пит рискнул появиться вместе с Бриджитт на премьере какого-то фильма, после чего она стала сопровождать его почти на все турниры, несмотря на постоянную занятость на съемках. А когда после досадного поражения Пита на «Роллан Гаррос-2000» Бриджитт стала утешать его, растроганный таким участием Пит сделал ей предложение. Бриджитт согласилась, Сампрас поведал ближайшим приятелям о своем намерении и услышал в ответ дружный смех. Заметив недоумение на лице теннисиста, один из них пояснил: «Твоя невеста снимается в комедии «Устроитель свадьбы» и по сценарию убегает от своего жениха прямо из-под венца. Смотри, как бы она не вошла в эту роль и не перепутала настоящую свадьбу со съемками!»
      Но опасались они напрасно. Бриджитт, на которой в тот знаменательный день красовалось бриллиантов на полмиллиона долларов, не убежала и с великим удовольствием слушала в течение целого часа хиты, которые для блестящей пары исполнял сам Том Джонс. Состоявшаяся 30 сентября 2000 года свадьба тринадцатикратного победителя турниров «Большого шлема» стала одной из самых роскошных, сыгранных в том году в Америке. Молодых посетили все самые яркие звезды Голливуда, политики, спортсмены, среди которых выделялись Уэйн Гретцки и Джим Курье. А вот Андре Агасси и Джон Маккинрой по каким-то причинам не пришли и прислали письменные поздравления.
      Супружеская пара быстро превратилась в одну из самых преуспевающих в шоу-бизнесе, хотя работа, конечно, мешает им пока полностью насладиться семейной жизнью. «Да,— говорила недавно в одном из своих интервью Бриджитт,— мы пока еще не готовы оставить все свои дела, но когда-нибудь это обязательно произойдет, и этот день станет самым счастливым днем в моей жизни. Я всегда мечтала иметь детей и заниматься домашним хозяйством, чему себя посвятила моя мама, и по-настоящему почувствую себя счастливой только тогда, когда наш дом наполнится детскими голосами. И чем их будет больше, тем лучше я буду себя чувствовать!»
      Конечно, молодая и красивая жена отвлекала Пита от тенниса, но личное благополучие в то же время действовало на него благотворно. Пит не собирался зачехлять ракетку и, преисполненный желания опередить Реншоу, отправился на свой очередной Уимблдон. И начал Пит довольно резво, обыграв таких корифеев, как Рафтер, Агасси и Сафин.
      В финале его поджидал хорошо знакомый ему по полуфиналу двухтысячного года Ллейтон Хьюитт, обещавший отомстить самому великому чемпиону за свое поражение. И он сдержал данное слово, вчистую переиграв Сампраса.
      Конечно, Пит был расстроен и все же нашел в себе силы сказать: «Этот парень и его скорость — это нечто невероятное! Мне бы, старику, его ноги! Конечно, проигрывать не хочется, но сегодня я проиграл великому чемпиону, который еще покажет себя в предстоящем десятилетии». Что ж, все правильно. Год назад Сампрас назвал Ллейтона своим преемником и теперь лишний раз мог убедиться в своей прозорливости.
      Но трагедией его поражение не стало, и Пит пообещал вернуться на эти корты в 2002 году. И хотя сестра теннисиста Стелла в который уже раз поспешила объяснить и это поражение Пита утратой мотивации, все же верится в это с трудом. Сампрасу уже за тридцать, нервы и колени у него уже не те, и каким образом он собирается вернуть себе утраченное, похоже, ведомо только ему. А там, конечно, кто знает! Сумел же он в полуфинале «US Open» 2001 года в отчаянном поединке выиграть у российской звезды Марата Сафина, лишний раз доказав, что с ним по-прежнему надо считаться и рано его списывать со счетов.
      «Несмотря на то, что происходит со мной в последнее время,— заявил после своей победы Пит,— я по-прежнему чувствую, что еще способен побеждать молодых и талантливых». Да, в случае с Сафиным не обошлось без досадных судейских ошибок, но все же именно блестящая игра Пита, а не они предопределили исход матча. И хотя в финале он в упорнейшем поединке проиграл все тому же Ллейтону Хьюитту, зачехлять ракетку Пит не собирается. За все годы своего величия он так и не смог выиграть «Роллан Гаррос». И если все дело только в мотивации, то мы еще можем увидеть прежнего Сампраса. Во всяком случае, сам Пит очень серьезно готовится к новому сезону, и далеко не случайно, расставшись с Полом Аннаконом в ноябре 2000 года, он пригласил нового тренера Тома Гулликсона, брата своего бывшего наставника.
      Конечно, сегодня Сампрас, как спортсмен, переживает далеко не самые лучшие времена, и все же прекрасно знающий способности великого теннисиста Аннакон уверен, что с новым тренером Пит еще покажет многое из того, на что он способен. А способен он, по его глубочайшему убеждению, еще на многое.
http://s59.radikal.ru/i163/0901/a5/e6d75cfe44f4.jpg
http://s46.radikal.ru/i114/0901/fa/4367b8461b4a.jpg
http://s39.radikal.ru/i083/0901/e9/c3aef3993cd3.jpg

0

3

http://s40.radikal.ru/i089/0901/8c/f460b466b891.jpg
Алан Прост

Родившийся в Сен-Шамоне недалеко от французского Лиона 24 февраля 1955 года, Алан Прост в школьные годы был подающим надежды футболистом. Кстати знаменитой на весь мир формой своего носа Алан обязан травме, полученной на одном из футбольных матчей. Однако увлечение автоспортом оказалось важнее футбольной карьеры и с 1969 года француза можно было почти круглосуточно застать на картодроме. В 1973 году он поступил на учебу в знаменитую французскую автошколу в Ле Кастеле, а в 1975 году уже утвердился, как звезда, выиграв наиболее желанный для всех молодых пилотов Франции приз "Volant Elf".

1975 год.
В сезоне 76-го года Прост начинает выступать в "Formula Renault Martini". В течение 13 этапов, из которых состоял сезон. Прост проехал 11 быстрейших кругов, взял 11 поулов и выиграл 12 этапов. С такими результатами Прост вышел в чемпионы Франции, а в следующем году стал чемпионом Европы.

В конце 1979 года он стал победителем престижной гонки "Формулы-3" в Монако, открывавшей уик-энд "Формулы-1", а потом и чемпионом Европы в той же "Ф-3". Еще на ранней стадии своей карьеры Алан зарекомендовал себя отменным стратегом - в отличие от большинства своих французских коллег, таких, как Жан-Пьер Жарье или Рене Арну - гонщиков старой школы, демонстрировавших высокие скорости, но нестабильных и ненадежных. Пирони тоже был быстр, но непостоянен на своих "Феррари", Жабуй был старше и увлечен турбонаддувом. Лаффит - еще один победитель "Гран-при Монако" "Формулы-3" - провел слишком много времени в расслабляющей безнадежности "Лижье".

В возрасте двадцати четырех лет Прост подписал контракт с командой "Макларен", которой руководил Тед Майер и дальше все пошло само собой. Впрочем, это была только прелюдия настоящих успехов, но она позволила ему избавиться от клаустрофобии, давившей на домашней сцене. Алан финишировал шестым в Аргентине и пятым в Бразилии на М29С - двойнике FW07. Это был экстраординарный результат для гонщика, раньше не покидавшего Европы, не говоря уж о том, что эти трассы он видел впервые в жизни.

1980 год.
До конца сезона он и Уотсон ездили на спроектированном Гордоном Колпаком МЗО. Прост был шестым в Зандвурте, потом потерпел аварию на тренировке в Уоткинс Глене и закончил свой первый сезон в "Формуле-1", набрав 5 очков, на пятнадцатом месте в общем зачете чемпионата мира наравне с Фиттипальди, но впереди Шектера и Андретти. "Макларен" был готов встряхнуться и ожить, но Алан в 1981 году принял решение перейти в "Рено". Эта команда в то время была обладателем первого турбо-мотора. "Нет ничего важнее поставленной цели", - говорил Прост, -я оставил "Макларен", потому что они не ставили перед собой задачу выиграть чемпионат. Какой смысл работать в команде как сумасшедшему, чтобы только держать машину в равновесии и приезжать на финиш четырнадцатым?"

"Рено" обновлял и усовершенствовал RE50 к каждому этапу чемпионата 1982 года. Алан выиграл в Кьялами, а его партнер Арну, к тому моменту все больше раздражавшийся, стал н ЮАР третьим. Прост добился победы в Рио, но затем пошла полоса неприятностей. В Лонг-Бич, где машина шла, догруженная водным балластом (поскольку в команде думали, что она легче допустимой нормы), у Алана отказали тормоза. Авария в Монако снова оставила его без очков, н лишь в Брэндс-Хэтче ему досталось случайное шестое место.

На "Поль Рикаре" четверым французам достались четыре первых места по итогам гонки: Пирони и Тамбэ на "Феррари" финишировали третьим и четвертым, в то время как Арну спровоцировал национальный скандал, выиграв у Проста. Командный этикет требовал, чтобы Арну отдал победу Просту, дабы поддержать шансы последнего на чемпионский титул. В паддоке после гонки возле моторхоумов "Рено" можно было наблюдать совершенно детские сцены, которые, возможно, и спровоцировали уход Арну в "Феррари" в конце сезона.

Первый раз завоевать победу в Гран При ему удалось во Франции в 1981 году. Впереди были Рене Арну (Renault) и Джон Уотсон (McLaren). В одном ряду с Простом стартовал Нельсон Пике (Brabham).

Взять хороший старт с турбо-мотором было очень трудно. Часто машина вдруг застывала на месте, что и случилось с Арну. Пике вырвался в лидеры, за ним ушли Уотсон, Прост и де Чезарис (McLaren). Несколько кругов - и Прост выводит красно-белый McLaren на второе место. Пике все же не сдавался, пока не выбыл из гонок, чему причиной стал начавшийся дождь, а Проста впереди ждали венок и шампанское. Четвертое место в Лас-Вегасе позволило Просту занять такое же место в чемпионате мира, в Кубке конструкторов "Рено>" снова, как и года назад, стал третьим.

Уже тогда Прост был женат и жил с женой Анне-Мари в Швейцарии. Вскоре у них родились дети - Николаус и Саша. Из Швейцарии они переехали только когда Прост достиг вершины своей карьеры.

Тем временем руководство команды теряло терпение в ожидании настоящего успеха, и на спортивного директора команды Жерара Лярусса и менеджера Жана Сажа стали оказывать настойчивое давление. Оба были в свое время неплохими гонщиками, выступали в ралли и в гонках спортпрототипов, и знали, что от них требуется. Однако они не могли заставить автомобиль функционировать одинаково здорово на скоростных трассах - где он мог показывать выдающиеся результаты, и на медленных - типа Монако и Детройта. Даже Прост начал проявлять недовольство. К этому времени время "Рено" начал снабжать своими могучими моторами сначала "Лотус", а потом и "Лижье".

1982 год. Рио.
Прост принял на себя основную нагрузку испытателя, когда "Рено" изо всех сил пытался привести машину в соответствие с требованиями последнего технического регламента, утвердившего автомобили с так называемым "плоским днищем". Новым партнером Проста стал Энди Чивер. И новой машине из карболовых композитов Прост выиграл гонку на "Пол Ришаре", где Чивер стал третьим. В Имоле Алан был вторым следом за Тамбэ, потом третьим в Монако. Здесь "Рено" имели полнопрофильные подкрылки, компенсировавшие влияние нового технического регламента, и хотя другие команды довольно быстро опротестовали новинку, она была признана допустимой.

Пара <Рено> финишировала на первом и третьем местах на вновь перестроенной трассе в Спа, Алан выиграл в Сильверстоуне и на Остеррайхринге и вышел в лидеры чемпионата, опережая Пике на 14 очков. Но перед "Гран-при Южной Африки" их уже разделяло только два очка. Алан сошел с трассы, а Пике пришел третьим, став второй раз чемпионом мира. Несмотря за обидное поражение, Прост, в интервью сказал: "Я не хочу делать из этого драму. Первенство важно, но оно не повлияет на мою жизнь. Пройдет месяц или два и все забудется".

Журналисты называли Проста "мазохистом". Имея прекрасную машину и шансы на следующий сезон он бросил команду "Renault-Elf" и перешел в "Макларен".

В "Макларен" ему удалось занять место Уотсона, неудачно попросившего команду повысить гонорар. В команде все круто изменилось. Старая гвардия ушла, у руля встал Рон Деннис с его ровным, деловым стилем руководства. Новый, созданный Джоном Барнардом МР-4, снабженный турбонаддувным двигателем "ТАГ-Порше", оказался в распоряжении Ники Лауды и восходящей звезды - Алана Проста. Француза ждал удачный сезон - в хорошем темпе выигрышей добивались то Прост, то его товарище по команде. Все казалось хорошо еще в середине сезона, но в общем зачете все-таки Лауда стал чемпионом мира с разницей всего в пол-очка.

Первая гонка в 1985, "Гран-при Бразилии" показала две важные для поклонников Проста вещи: он хотел стать чемпионом и "Макларен" все еще в отличной форме. Альборетто потерял лидерство после старта, уступив место агрессивному финскому гонщику Кеке Росбергу. Десятью кругами позже Росберг выбыл из гонок, а через некоторое время из красного "Феррари" Альборетто стали вырываться языки пламени. Прост сделал свой ход, как всегда, тщательно обдумав. На 18-м круге он уже был впереди и больше этого места никому не уступал. В Португалии под проливным дождем машина Проста вылетела с трассы. В Сан-Марино Алан привел машину к финишу за секунду до того, как в моторе кончился бензин. Этот этап все же выиграл Элио де Анжелис, так как результат Проста аннулировали из-за недостаточного веса машины.

Монако. 1985 год.
В Монако Прост и Альборетто опять вели машины бок о бок. Альборетто показал, чего можно добиться на хорошей машине даже на узкой трассе Монако. Иногда казалось, что "Феррари" врежется в ограждение, но опытный гонщик умело выводил ее из сложных ситуаций. Однако, две замены колес привели к потере драгоценного времени, и Прост снова был на финише первым. Альборетто все же удалось взять свое в Канаде и Детройте.

Во Франции выиграл Пике. Прост выиграл в Англии, и снова его езда была академической. Из пройденных 65-и кругов Прост лидировал, начиная с седьмого круга. В Германии выиграл Альборетто, а в Австрии снова Прост. По количеству очков Алан был все-таки впереди Альборетто, и когда в Италии он пришел первым, а Альборетто сошел с трассы, лидерство в чемпионате снова вернулось к Просту.

Очередной этап сезона 85-го - Гран При Европы проводился в пригороде Лондона на трассе Брэндс Хэтч. На этом этапе как "Макларен" так и "Феррари" уже не имели такого преимущества по сравнению с другими командами, как раньше. На этот раз за победу сражались Сенна, Мэнселл, Росберг и Пике. После гонки, насыщенной драматическими моментами, трое победителей - Сенна, Мэнселл и Росберг разбрызгивали шампанское на подиуме. У пришедшего на финиш четвертым Алана Проста тоже была причина для радости - разрыв в очках с Альборетто настолько увеличился, что можно было больше не сомневаться в абсолютной победе в этом сезоне. Прост стал чемпионом мира.

В следующем, 1986 году, 26 октября сразу трое - Мэнселл, Пике и Прост, прибыли на последнюю гонку имея шанс выиграть чемпионат. Но если Мэнселлу нужно было просто приехать шестым, то его партнеру по "Вильямс" Нельсону Пике и Алану Просту нужна была победа. Накануне был пущен слух, что фирма "Goodyear", обувавшая и "Вильямс" и "Макларен", привезла резину, не требующую замены даже в Австралийскую жару. Рон Деннис и Френк Вильямс выбрали для своих пилотов одинаковую резину. Потом Росберг, партнер Проста по команде сделал заявление, что это - его последняя гонка в "Формуле-1" и он выиграет ее любым способом. Старт - и Росберг рванулся вперед. За ним - Пике и Мэнселл. Прост ушел со старта в конце первой десятки. Правда, потом он вышел на четвертое место, но было видно, что за лидерами ему не угнаться. А Росберг летел к победе, выжимая из полумертвого "Порше" все возможное. Следом - Пике и Мэнселл. Мэнселл обогнал Пике и кинулся за Росбергом. И тут Прост сменил резину. Механики возились с его машиной секунд пятнадцать. Казалось, что судьба гонки решена. Но тут резина лидеров стала сдавать. Первым ловушку раскусил Пике и запросил команду о смене резины, но получил приказ продолжать гонку. И тут с трассы вылетел Росберг. Мэнселл - лидер. Но, в зеркале заднего вида он видит ... Проста. На новой резине француз обогнал Пике и вцепился в хвост Мэнселлу. Короткая борьба и Прост - лидер. Через несколько минут резина Найджела Мэнселла взорвалась и лишь чудо помогло избежать серьезной аварии. Пике, окончательно все поняв, поехал в боксы "переобуваться", но было уже поздно. "Макларен" двукратного чемпиона мира замер в двухстах метрах после финиша с пустым баком. Красивая победа в красивой гонке.

1986 год.
Приход Сенны и мотора "Хонда" в "Макларен" совершенно изменили обстановку в команде. Машина стала быстрее, но Сенна оказался очень серьезным противником и угрозой Просту в завоевании третьего чемпионского титула. Так и случилось - в 88-м году чемпионом стал Сенна. За этот сезон Прост набрал 105 очков, но в итоговой таблице результатов было зачтено только 87. Сенна же набрал только 94 очка, а в зачет чемпионата вошли 90. Такова была система подсчета очков.

Самым захватывающим сезоном в истории "Формулы-1" статистики единогласно называют 1988 год, когда Сенна и Прост вместе выступали за "Макларен" и вдвоем одержали пятнадцать побед в шестнадцати гонках, привезя команде 14 дублей. Но в том году выиграл Сенна. А в 1989 году Прост вновь принес команде "Макларен" чемпионское звание и ушел в "Феррари". Двум медведям стало тесно в одной берлоге.

McLaren-Honda MP4/4, 1988.
В 1990 году на "Гран-при Мексики" Алан стартовал с 13-го места. Такого не было с самого начала его карьеры. Тем не менее француз улыбался и всем говорил, что выиграет гонку. Утром, на warm-up он повторил тринадцатое время. Потом на два часа заперся в боксах со своим инженером. А выйдя перед стартом, к журналистам, снова повторил: "Я выиграю". И сделал это. Их было двенадцать: Наннини, Де Чезарис, Мартини, Уорвик, Донелли, Алези, Бергер, Патрезе, Бутсен, Пике, Мэнселл и Сенна. Он обогнал их всех, методично и целенаправленно, и никто не сошел с трассы, не уступив своего места Просту без борьбы. Он одержал тогда самую красивую победу в своей карьере. Итог сезону подвела гонка на "Гран-при Японии", когда столкнулся "Макларен" Сенны и "Феррари" Проста. Алан остался вторым.

Сезон 1991 года не принес лавров Просту и он закончил его на 5 месте, набрав 34 очка. Перед окончанием сезона он заявил, что покидает "Формулу-1". И ушел, проведя 1992-й год консультантом и комментатором французской телекомпании TF1.

Но Френк Вильямс убедил его вернутся, предоставив машину, освободившуюся после ухода Мэнселла. Дуэль двух великих пилотов - Сенны и Проста сулила интригующий чемпионат. К тому времени француз и бразилец 32 раза стартовали с первой линии стартового поля и 39 раз поднимались вместе на подиум. И Алан хлопнул дверью, одержав семь побед и набрав 99 очков.

"Вильямс" 1993 год.
Тот сезон оказался последним для француза в статусе действующего пилота, но карьера Проста не могла так закончится.

7 ноября 1993 года Алан Прост праздновал свою четвертую победу в чемпионате. Но на лицах поклонников было мало радости. Прост уходил из "Формулы-1", казалось - навсегда. Трудно было представить "Формулу" без Проста. Но этого не произошло. Завоевав все возможные призы, будучи пилотом Алан вернулся, чтобы завоевать их, будучи владельцем команды.

Он всегда был любимчиком во Франции. И уж кому создавать национальную команду, как не ему. А идея эта витала в воздухе очень давно. Французский мотор, французское шасси. Для этой цели с помощью спонсоров была приобретена команда "Лижье".

Основал ее французский спортсмен Ги Лижье в 1976 году. Он участвовал в гонках "Формулы-1", а потом стал конструктором спортивных автомобилей. Первую победу принес Жак Лаффит на Ligier JS7, впоследствии ставший пресс - секретарем команды. Всего за историю команда провела участвовала в 326 Гран-при, побеждала в которых всего 9 раз. Ее пилоты 11 раз устанавливали лучшее время на круге. Самое большое достижение - 2 место в Кубке Конструкторов 1980 года.

В 1994 году "Лижье", во главе с Бриаторе и мотором "Рено" довольно успешно выступила в чемпионате. В 1995 уже Том Уокиншоу правил бал, а двигатель сменили на "Мюген Хонду". Снова пошли разговоры о продаже, но в начале сезона 1996 года Уокиншоу ушел из команды.

На "Гран-при Монако-1996" до финиша доехало всего шесть машин. Первым пришел Оливье Панис на "Лижье", принеся команде важную и единственную в сезоне победу. Но это событие не повлияло на намерение Флавио Бриаторе продать "Лижье", и в 1997 году у команды появился новый хозяин.

Об переходе команды под руководство Алана Проста было заявлено 14 февраля 1997 года. Почти сразу случилась путаница с названием. Чемпионат был на носу и в заявке значилось старое название команды: "Equipe Ligier Gauloises Blondes". А Прост настаивал на названии "Prost Grand Prix". В результате в итоговых протоколах "Гран-при Австралии 1997" значилось "Prost Gauloises Blondes".

Уже в первой гонке, на "Гран-при Австралии" пилоты молодой команды знаменитого Проста показали, что с ними стоит считаться. А второй этап принес команде первый подиум. И если бы не ужасная авария Оливье Паниса на 51 круге "Гран-при Канады", в результате которой основной пилот команды надолго выбыл из соревнований, итоговое место команды в чемпионате наверняка было бы гораздо выше. Да и надежность мотора "Mugen-Honda" оставляла желать лучшего - 7 гонок чемпионата закончились преждевременно из-за его отказа. Результаты Оливье Паниса назвали сенсационными, а команда заняла итоговое 6 место в кубке конструкторов, набрав 21 очко. Перед началом сезона 1998 команда Проста сменила мотор "Mugen-Honda" на более надежный и мощный французский "Peugeot" и обзавелась новыми спонсорами.

Ярно Трулли и Алан Прост. 1998 год.
К сожалению успехи быстро закончились. Как это обычно бывает, после очередных нововведений ФИА, ситуация в чемпионате резко изменилась. Команда попала в глубокий кризис. При разработке машины были допущены серьезные ошибки, а в ходе чемпионата исправлять подобные проблемы очень тяжело. Результат оказался неутешительным - команда набрала лишь одно зачетное очко в чемпионате. Спонсоры, вложившие много денег в национальную французскую команду хотели видеть ее в числе победителей, но увы.

50-й чемпионат мира должен был дать ответ на серьезный вопрос - быть или не быть команде. Спонсоры вовсе не собирались вкладывать свои деньги без реальной отдачи, и если неудачи сезона-98 повторятся, то команда может лишиться большей части бюджета.

Но чуда не произошло. В середине сезона стали поговаривать, что "Пежо" собирается досрочно разорвать контракт с командой. Заявил о своем желании покинуть команду Оливье Панис, а контракт Трулли был составлен таким образом, что итальянец мог разорвать его досрочно, в случае если команда будет выступать неудачно. Так и случилось. Сезон-99 команда закончила на седьмом месте с девятью зачетными очками.

Жан Алези в первый раз за рулем болида "Прост". Херес. Декабрь 1999.
Контракт на 2000-й год был подписан с опытным Жаном Алези и молодым Ником Хейдфильдом. Однако сочетание молодости и опытностью не принесло своих плодов. Впрочем на это были причины. Мотор "Пежо" команда получила очень поздно и пришлось наспех вписывать его в шасси. Разумеется ни о какой скорости говорить не приходилось - машина в первой половине чемпионата могла проехать в гонке лишь несколько кругов - сказывалось отсутствие предсезонных тестов. Кроме всего прочего мотор получился еще и откровенно слабым, по ходу сезона представители "Пежо" заявили об уходе из чемпионата, а к концу года стало ясно, что команда лишилась почти всего, что имела - из названия в сезоне 2001 года исчезнет и "Gauloises" и "Peugeot", а под конец сезона появилась информация о том, что Алан Прост собирается продать свою команду. В последний момент все вроде бы наладилось, но окончательно все расставит на свои места снова будущий сезон... Уже который год мы с надеждой смотрим на эту команду, веры в чудо почти не осталось.
http://s58.radikal.ru/i160/0901/44/e3e41049d2bd.jpg
http://s54.radikal.ru/i146/0901/d8/be7e56ae3676.jpg
http://i055.radikal.ru/0901/91/c93ffff4c42d.jpg

0

4

http://s42.radikal.ru/i096/0901/23/8a2557e375a4.jpg
Четырехкратный олимпийский чемпион, гимнаст Алексей Немов.

Знаменитый российский гимнаст, 4-кратный олимпийский чемпион. Имя Алексея занесено в Книгу рекордов Гиннеса.

Алексей Немов родился 28 мая 1976 года в пос. Барашево, Мордовия, СССР. С пяти лет начал заниматься спортивной гимнастикой в специализированной детско-юношеской школе олимпийского резерва Волжского автозавода в городе Тольятти. С 1983 года тренируется у мастера спорта по гимнастике, заслуженного тренера России Евгения Григорьевича Николко. В 1999 году Алексей Немов окончил Тольяттинский филиал Самарского педагогического университета.

Первую победу Алексей Немов одержал в 1989 году на молодёжном первенстве СССР. После удачного старта практически каждый год он стал добиваться выдающихся результатов. В 1990 году Алексей Немов стал победителем в отдельных видах многоборья на Спартакиаде учащейся молодёжи СССР. В 1991—1993 годах он был неоднократным участником международных соревнований и победителем как в отдельных видах программы, так и в абсолютном первенстве.

В 1993 году Немов завоёвывает победу на Кубке РСФСР в многоборье, а на международной встрече «Звёзды мира 93» становится бронзовым призёром в многоборье. Через год Алексей Немов побеждает на чемпионате России, становится четырёхкратным чемпионом Игр доброй воли в Санкт-Петербурге и получает три золотых и одну серебряную медаль на чемпионате Европы в Италии. В 1995 году он завоёвывает золотую медаль на чемпионате мира в Японии. В 1996 году Алексей Немов — снова победитель чемпионата мира, международной встречи «Звёзды мира 96», этапа Кубка Европы.

На XXVI Олимпийских играх в Атланте (США) Алексей Немов становится двукратным олимпийским чемпионом, получает две золотые, одну серебряную и три бронзовые медали. В 1997 году он завоёвывает золотую медаль на чемпионате мира в Швейцарии. В 2000 году Алексей Немов побеждает на чемпионатах мира и Европы, становится призёром Кубка мира. На XXVII Олимпийских играх в Сиднее (Австралия) Алексей стал абсолютным чемпионом, завоевав шесть олимпийских медалей: две золотые, одну серебряную и три бронзовые.

На Олимпийские играх 2004 года в Афинах, Алексей приехал в ранге явного фаворита и лидера сборной России, однако полученная перед Олимпиадой травма давала о себе знать, но, не смотря на это, спортсмен показал высокий класс и вступил довольно уверенно. Однако выступление спортсмена было омрачено судейским скандалом, после выступления на перекладине, оценки Алексея были явно занижены, что не понравилось присутствующим на трибунах олимпийской арены зрителям, которые в течение 15 минут, непрекращающимися овациями поддерживали спортсмена, не давая выйти на помост следующим гимнастам. Под давлением судьи пересмотрели оценки, но даже после пересмотра их не хватило для получения медали. После этого случая на Олимпиаде разразился скандал, и некоторые судьи были отстранены от судейства, а спортсмену было принесено официальное извинение. В рядах российской сборной бытует мнение, что данный инцидент произошёл из-за нежелания некоторых влиятельных спортивных функционеров дать Алексею возможность войти в историю, как спортсмену, завоевавшему награды на 3-х Олимпиадах подряд, однако доказательств данного факта нет.

Успехи молодого талантливого российского гимнаста Алексея Немова отмечены рядом высоких наград и званий. В 1997 году Алексей Юрьевич удостоен ордена Мужества. В 2000 году в Лондоне ему как лучшему спортсмену планеты вручён спортивный Оскар «World Sports Awards». В том же году Алексею Немову присвоено воинское майора Российской Армии. В 2001 году он награждён орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени.

За выдающиеся спортивные достижения Алексею Юрьевичу Немову присвоено звание «Почётный гражданин города Тольятти». Имя Алексея Немова занесено в Книгу рекордов Гиннеса. В 2008 году на церемонии вручения премии Laureus World Sports Awards Алексею Немову был вручён поощрительный приз.
http://i051.radikal.ru/0901/3d/a9e883d37210.jpg
Сейчас же, уйдя из любительского спорта, Немов представляет зрителям уже третье по счету гимнастическое шоу – «Пульс победы», тем самым, давая возможность поклонникам и почитателям гимнастики получать удовольствие от неповторимой и необычной встречи со своими кумирами, звездами спорта, да и просто наслаждаться красочным зрелищем, настоящим феерическим спектаклем.

Премьера уникальной постановки четырехкратного Олимпийского чемпиона Алексея Немова «Пульс победы» состоится 27 ноября в Москве во Дворце Спорта на Ходынском. Впервые фантастический мир современного шоу предстанет как единство гимнастики, циркового искусства, танца и фигурного катания, героями которого станут первые лица мирового спортивного Олимпа: Алексей Ягудин, Ирина Чащина, Ляйсан Утяшева, Ирина Караваева, Анастасия Люкина, Юлия Барсукова и многие другие.

Более 200 участников – легендарных гимнастов, воздушных акробатов, танцоров и актеров – представят самые зрелищные и сложные номера спортивной и художественной гимнастики, включая парно-групповую акробатику, высотные номера и прыжки на батуте, выполненные на высочайшем профессиональном уровне в феерической художественной постановке. Органичным дополнением шоу станет ледовое представление звезд российского фигурного катания.
«Пульс победы» – это больше чем профессиональное шоу.

С помощью ультрасовременных шоу-технологий: светового и видео-оформления, фантастических спецэффектов, ранее никогда не применявшихся на спортивных мероприятиях, зрители совершат путешествие в пространстве и времени. Шоу «Пульс победы» вдохновлено всемирной историей Олимпийского движения, художественно выраженной через путешествие по новейшей Олимпийской истории XXI века: от Летних Олимпийских игр в Афинах 2004-го до Пекина 2008-го. «Пульс победы» пройдет через Ванкувер 2010-го и Лондон 2012-го на XXII Зимние Олимпийские игры в Сочи 2014-го.

Проект Алексея Немова, идейного вдохновителя, автора, продюсера и участника, уже имеет свою победную историю, основанную на двух ранних гимнастических шоу «Легенда о спорте» (2006 г.) и «Полеты времени» (2007 г.). Представления имели успех, открыв новый жанр массового спортивного и художественного искусства для зрителей. В постановках с участием ведущих спортсменов мира и звезд эстрады Алексей Немов доказал, что спорт является достоянием современной культуры и служит основой для дальнейшего развития.

0

5

Елена Мухина

Мухина родилась первого июня 1960 года в Москве. С детства в отличие от сверстниц, мечтавших стать фигуристами, Елена хотела быть гимнасткой.

«Однажды на уроке появилась неизвестная женщина. Представилась: Олежко Антонина Павловна, мастер спорта. И говорит: кто хочет заниматься в гимнастической секции – поднимите руку. Я чуть не закричала от радости», – вспоминала позднее сама Елена Вячеславовна.

Мухина благодаря своей небывалой работоспособности, таланту и упорству сразу проявила себя.

Успехи гимнастки не остались незамеченными, и она попала в «Динамо», к прославленному тренеру Александру Эглиту. Сам Эглит вскоре начал работать в ЦСКА и своих учениц бросать не захотел. Так 14-летняя кандидат в мастера спорта оказалась в армейском клубе. Вскоре Эглит предложил коллеге Михаилу Клименко взять свою подопечную в его группу. Клименко, который до этого тренировал только мужчин, посмотрел Мухину в деле и согласился. С этим тренером и была связана вся недолгая карьера Елены Мухиной.

За два года гимнастка сделала невероятный прорыв. К Клименко она попала в 1974 году, а уже летом 1976-го у нее был шанс поехать на Олимпиаду в Монреаль. Как напоминала недавно «Новая газета», ее тогдашнюю программу с уникальными комбинациями называли «космической». Но из-за нестабильности выступлений спортивные руководители побоялись взять ее в Канаду.

Но спортсменку такой поворот событий не смутил, и она продолжала упорно работать, преодолевая невероятную боль. В 1975 году на Спартакиаде народов СССР у Мухиной после неудачного приземления произошел отрыв остистых отростков шейных позвонков. При такой травме невозможно поворачивать голову.

Но каждый день в больницу к ней приезжал Клименко и увозил в зал, где она без ортопедического «ошейника», необходимого для реабилитации подобных травм, тренировалась целый день. На переломы ребер, сотрясения мозга, воспаления суставов, подвернутые голеностопы и выбитые пальцы Мухина даже не обращала внимания. Боясь гнева тренера, она скрывала свои травмы, тайком нюхала нашатырь и шла на очередной снаряд.

Первый звездный час Мухиной пробил на следующий год. На чемпионате СССР она становится второй в многоборье и едет на взрослое первенство Европы в Прагу, где чуть-чуть уступает в личном зачете прославленной румынской гимнастке Наде Команэчи и выигрывает три золотые медали на отдельных снарядах, покоряя судей и болельщиков высочайшей техникой.

Именно в Чехии Мухина впервые выполнила сложнейший элемент на брусьях, названный впоследствии ее именем – петля Мухиной.

Триумфальным в карьере Мухиной стал 1978 год. Она завоевывает титул сильнейшей гимнастки страны, а затем на чемпионате мира во Франции стала четвертой советской гимнасткой после Галины Шамрай, Ларисы Латыниной и Людмилы Турищевой, ставшей абсолютной чемпионкой мира.

Впереди была Олимпиада в Москве, которую гимнастка мечтала выиграть и стать олимпийской чемпионкой. Мухина была одной из основных претенденток на золото. Но, к сожалению, этой мечте не суждено было сбыться. Первый знак свыше Мухина получила, когда в 1979 году на одной из тренировок сломала ногу и хотела вообще уйти из спорта. Однако на тот момент она являлась единственной гимнасткой в ЦСКА, которая могла попасть на Олимпиаду в Москве. И Клименко уговорил гимнастку остаться и поставил ей задачу – завоевать медаль в личном первенстве.

Вторым же несчастным и прославившим спортсменку на всю страну стал случай на тренировке незадолго до Игр, когда при выполнении сложного элемента Мухина получила тяжелейшую травму позвоночника и оказалась до конца жизни прикованной к инвалидному креслу.

«К московской Олимпиаде мы по традиции готовились в Минске, – вспоминает в своей книге партнерша Мухиной по женской сборной, абсолютная чемпионка мира-79 и пятикратная олимпийская чемпионка Нелли Ким. – Самой трудолюбивой из нас была Лена. Из-за травмы она пропустила чемпионат мира-79 и теперь работала без устали, наверстывая упущенное и мечтая стать участницей Олимпийских игр.

Однажды Клименко на один день уехал по делам в Москву. И надо же такому несчастью случиться, что Мухина на тренировке сама отважилась без страховки выполнить сложнейшее сальто. Лена прыгнула, но не вышло полного вращения – и гимнастка ударилась спиной о помост. Ее увезли в больницу, тренировка для нас была скомкана, мы молчали и не могли ни о чем говорить. Вскоре подтвердилось самое худшее: у Лены поврежден шейный позвонок».

Операцию Мухиной сделали только на третьи сутки, поскольку в военном госпитале все необходимые врачи были в отпуске.

В результате спортсменка осталась парализованной на всю жизнь.

В 1980 году Елена Мухина была награждена орденом «Знак Почета», спустя два года отмечена высшим знаком олимпийского почета – Олимпийским орденом МОК. Все это время она ни на минуту не сдавалась. Через несколько лет после страшного падения Мухина смогла окончить Московский институт физкультуры. Последние годы своей одинокой жизни Мухина провела в борьбе со своим недугом.

Вот как вспоминала об этом спустя пять лет в своей книге партнерша Мухиной по женской сборной, абсолютная чемпионка мира-79 и пятикратная олимпийская чемпионка Нелли КИМ:

«К Московской Олимпиаде мы по традиции готовились в Минске. Самой трудолюбивой из нас была Лена. Из-за травмы она пропустила чемпионат мира-79 и теперь работала без устали, наверстывая упущенное и мечтая стать участницей Олимпийских игр...

Однажды Клименко на один день уехал по делам в Москву. И надо же такому несчастью случиться, что Мухина на тренировке сама отважилась без страховки выполнить сложнейшее сальто. Лена прыгнула, но не вышло полного вращения — и гимнастка ударилась спиной о помост. Ее увезли в больницу, тренировка для нас была скомкана, мы молчали и не могли ни о чем говорить. Вскоре подтвердилось самое худшее: у Лены поврежден шейный позвонок»…

Операцию Мухиной сделали только на третьи сутки. Даже в военном госпитале бывают отпуска… Поэтому вернуть ей возможность самостоятельно двигаться врачи так и не смогли. Хорошо, что ее вообще спасли. Ведь когда спинной мозг долго находится в сдавленном состоянии, речь идет уже не о полном выздоровлении, а о жизни и смерти.

…Год назад похожий случай произошел с другой нашей гимнасткой — Марией Засыпкиной. Однако за четверть века медицина сделала шаг вперед. В 80-м году еще не применялись методы компьютерной томографии или ядерного магнитного резонанса, дающие изображение и, следовательно, возможность подробным образом планировать действия хирургов. И в том, что Маша не останется парализованной, как Мухина, врачи ЦИТО уверены на 99 процентов…

…И ведь был Лене некий знак свыше. В 1979 году на одной из тренировок она сломала ногу и хотела вообще уйти из спорта. Однако на тот момент она являлась единственной гимнасткой в ЦСКА, которая могла попасть на Олимпиаду в Москве. И наставник Михаил Клименко, майор Советской Армии, уговорил Мухину остаться и побороться за это право. Да не просто побороться: он поставил ей задачу — завоевать медаль в личном первенстве. Мало кто знает, что тренироваться она начала еще в гипсе…

Вспоминает абсолютный чемпион мира-66, двукратный победитель Олимпийских игр в Мехико-68 Михаил ВОРОНИН:

«Мухину всегда отличала фантастическая работоспособность. Тренеру она подчинялась беспрекословно. Кстати, многие обвиняют в этой трагедии наставника гимнастки Михаила Клименко. Дескать, деспотом он был страшным. Но, на мой взгляд, это просто ужасное стечение обстоятельств. Можно позавидовать тому, как профессионально относился Михаил Яковлевич к своему делу. Я фактически вырос с ним и знаю, что говорю. А сколько прекрасных спортсменов он воспитал».

Конечно, с Михаилом Ворониным трудно не согласиться. Но то, что Клименко был одержимым тренером, подчас не знавшим меры, — это точно. Однажды перед Кубком СССР Лена серьезно травмировала ахилл. Врач команды просил снять Мухину с малозначительных соревнований. Клименко пообещал. А на следующий день Лена со страшной мукой на лице вышла на помост… Впрочем, ей часто приходилось выступать, превозмогая боль.

В 1975 году на Спартакиаде народов СССР у Лены после неудачного приземления произошел отрыв остистых отростков шейных позвонков. При такой травме невозможно поворачивать голову. Однако каждый день в больницу к ней приезжал Клименко и увозил в зал, где она без ортопедического «ошейника», необходимого для реабилитации подобных травм, тренировалась целый день. На переломы ребер, сотрясения мозга, воспаления суставов, подвернутые голеностопы и выбитые пальцы она даже не обращала внимания. Боясь гнева тренера, она скрывала свои травмы, тайком нюхала нашатырь и шла на очередной снаряд…

…После многочисленных операций летом 1985 года Елене предложили обратиться к Валентину Дикулю. Однако в результате огромных нагрузок через пару месяцев она опять попала в больницу — отказали почки. Все это время она ни на минуту не сдавалась. Через несколько лет после страшного падения могла сидеть в кресле, держать ложку, немного писать. К ней приходили преподаватели, читали лекции, принимали экзамены. Она сумела окончить Московский институт физкультуры. Глядя на нее, трудно поверить, что когда-то ее называли трусихой за боязнь разучивать новые элементы. Годы одиночества заставили Лену по-другому взглянуть на мир, обратиться к Богу.

В сказках добрая фея обязательно вознаграждает человека, сумевшего стойко перенести удары судьбы. А в жизни справедливость торжествует не всегда. Хотя у Лены была своя фея — бабушка Анна Ивановна, которая с трех лет воспитывала будущую чемпионку. В школе Лена ничем не отличалась от своих сверстниц, разве что была неулыбчивой и застенчивой. В то время большинство девчонок грезили фигурным катанием, восхищаясь грацией Ирины Родниной и Людмилы Пахомовой. А Лене нравилась гимнастика.

«Однажды на уроке появилась неизвестная женщина. Представилась: Олежко Антонина Павловна, мастер спорта. И говорит: кто хочет заниматься в гимнастической секции, поднимите руку. Я чуть не закричала от радости», — вспоминала позднее сама Елена Вячеславовна.

Успехи, показанные Леной, не остались незамеченными, и она перешла в «Динамо» к Александру Эглиту. Сам Эглит вскоре начал работать в ЦСКА и своих учениц бросать не захотел. Так 14-летний кандидат в мастера спорта попала в «армию». А потом Эглит предложил коллеге Михаилу Клименко взять свою подопечную в его группу. Клименко, который до этого тренировал только мужчин, посмотрел Мухину в деле и, немного поразмыслив, согласился.

Вспоминает мастер спорта по гимнастике журналист Владимир ГОЛУБЕВ:

«С братьями Михаилом и Виктором Клименко я познакомился в 1967 году. Я часто наведывался в гимнастический зал ЦСКА. Миша тренировал тогда Виктора и был неимоверным максималистом. Спустя несколько лет Михаил показал мне Лену Мухину, очень скромную, очень милую. Сказал: «Будет чемпионкой мира». Я в душе не поверил — такие тихони не умеют злиться, а без злости в чемпионы не попадешь. Не угадал. …Клименко сразу и твердо решил, что козырем Мухиной будет невероятная сложность. «Сконструировал» для Лены фантастическую программу. Мухина являлась исключением из правил. Только в 14 лет она приступила к изучению такого «базового» элемента, как двойное сальто, — в этом возрасте его умеют делать все гимнастки. Когда я смотрел на Лену, то сравнивал ее с Людмилой Турищевой. Та же фигура, тот же строгий, но внутренне мягкий, естественный стиль, те же собранность и серьезность».

За два года Лена сделала невероятный прорыв. К Клименко она попала 28 декабря 1974 года, а уже летом 1976-го могла поехать на Олимпиаду в Монреаль! Ее тогдашнюю программу с уникальными комбинациями называли «космической». Но Елене не хватало стабильности, и поэтому взять ее в Канаду спортивные руководители не решились.

Час Мухиной пробил на следующий год. На чемпионате СССР она становится второй в многоборье и едет на взрослое первенство Европы в Прагу, где чуть-чуть уступает в личном зачете самой Наде Команэчи и выигрывает три золотые медали на отдельных снарядах, покоряя судей и болельщиков высочайшей техникой. Именно в Чехии Мухина впервые выполнила сложнейший элемент, названный впоследствии ее именем.

Из воспоминаний Нелли КИМ:

«У Лены на брусьях был чудо-элемент, который назвали «петлей Мухиной». Раньше была «петля Корбут», а потом появилась и «петля Мухиной», когда Клименко по предложению своего брата Виктора решил усовершенствовать «петлю Корбут» — получилось нечто потрясающее. Зрители ахают и закрывают глаза, а Мухина, как в цирке, взмывает над брусьями и порхает в воздухе».

1978 год стал триумфальным в карьере Мухиной. Она завоевывает титул сильнейшей гимнастки страны. Впереди был чемпионат мира во Франции, где Лена стала четвертой советской гимнасткой после Галины Шамрай, Ларисы Латыниной и Людмилы Турищевой, надевшей мировую «корону».

Из воспоминаний Нелли КИМ:

«В Страсбург мы приехали такой командой: Елена Мухина, Мария Филатова, Наталья Шапошникова, Татьяна Аржанникова, Светлана Агапова и я. Вот эта сборная и стала «золотой»! Но абсолютной победительницей стала Елена Мухина — настоящая чемпионка, без всяких оговорок. Самая сложная программа, виртуозность, мягкость, женственность. …Вернулись в Москву — октябрь, осень, холодно, а у нас у всех весна в сердцах и улыбки до ушей. Но, конечно, Мухину и Андрианова встречали особенно торжественно — они же абсолютные чемпионы».

…Тренер Мухиной Михаил Клименко давно обосновался в Италии. Не мне судить человека, подготовившего немало замечательных гимнастов. Но однажды он сказал своей подопечной такую фразу: «Тебя оставят в покое только тогда, когда ты разобьешься на помосте». Конечно, он имел в виду совсем другое…

Формально Елена не является олимпиоником. Но 23 года быть прикованной к постели, не пасть духом и продолжать жить во что бы то ни стало, сознавая трагизм своего положения, могут только настоящие чемпионы-олимпийцы.

И еще. Сегодня почти все партнеры Мухиной по тогдашней сборной живут за границей — в США, Канаде, Франции. Они, здоровые, оказались никому не нужны у себя на родине. А парализованная чемпионка мира не нужна своей стране тем более, хотя именно ради страны она пошла 23 года назад на роковой прыжок…

P.S. Распорядок дня Елены Мухиной на протяжении многих лет остается неизменным. Просыпается, выполняет определенные упражнения, читает, смотрит телевизор (это единственная ниточка, связывающая ее с миром людей). Елена Вячеславовна предпочитает не бередить события 23-летней давности. И потому мы не посчитали возможным ей напомнить о прошлом. Мы посчитали необходимым напомнить всем о ней самой – гордости нашей страны, Елене Мухиной.

Елена Мухина похоронена на Троекуровском кладбище.

увеличить

0

6

http://s55.radikal.ru/i147/0901/60/95187c16c92f.jpg
Константин Цзю
(р. 1969)
Первый российский абсолютный чемпион по боксу

Этот бой решал для него многое, если не все, и в случае успеха он мог стать третьим абсолютным чемпионом мира после американцев Роя Джонса-младшего в полутяжелом и Бернарда Хопкинса в среднем весе и окончательно вернуть потерянное. Волновался ли он? Да, конечно, волновался. Заполненный до отказа зал знаменитого центра MGM-Grand жаждал увидеть победу своего любимца Забу Джуда и встретил Костю неприязненно. А когда в проходе появился сопровождаемый самим Майком Тайсоном Забу, зал взорвался овациями.
      Придавал уверенности негритянскому боксеру и пришедший посмотреть на его бой Хасим Рахман, тогда еще носивший титул чемпиона мира. Но и Костя не остался без поддержки, были в зале и те, кто болел за него, а Лариса Долина исполнила на английском языке посвященную ему песню.
      Константин Цзю родился 19 сентября 1969 года в городе Серове в Свердловской области, где волею судеб оказались его родители. В переводе с корейского не совсем обычная для россиянина фамилия Кости переводится как Краснов. Правда, в его роду чистокровным корейцем был лишь прадед Иннокентий, попавший в Россию из Китая. Его дед уже не знал по-корейски ни единого слова и был слушателем высшего артиллерийского училища в Севастополе.
      В тридцатые годы он был арестован из-за замешанного в деле Тухачевского брата и сослан на Урал. После освобождения он не захотел никуда переезжать и остался в Свердловске. Костя рано стал заниматься боксом и подавал определенные надежды. Им было суждено сбыться: в течение нескольких лет Константин входил в состав сборной СССР и в 1991 году в Брисбене стал чемпионом мира среди любителей. Ему последовало весьма заманчивое предложение перейти в профессионалы, и он с готовностью согласился. Уже достаточно искушенный в боксе, он не сомневался, что сумеет проявить себя и на профессиональном ринге. Хотя по тем временам членство в сборной СССР означало и прекрасные залы, и научные бригады, и великолепных тренеров, и хорошее питание...
      Когда Костя впервые вошел в боксерский зал Ньютаунского клуба, сравнение было далеко не в его пользу. Хотя, конечно, были и свои плюсы. И прежде всего это касалось экипировки. Трудно себе представить, но тем не менее это так — все свои бои в любительском боксе Костя провел с одними и теми же бинтами, что очень отрицательно сказывалось на здоровье боксера. И хотя его самого Бог миловал, он много раз видел, как то и дело «летели» суставы его товарищей по ремеслу.
      В Австралии все было иначе, и бинты были прекрасные, и прокладки, а тренировка рук велась по взятым из кунг-фу специальным программам. И все же главное было не в этом. Вся беда, по словам Кости, была в том, что в СССР с его уравниловкой во всем в подготовке любого боксера господствовал командный метод и боксеры совершенно разных направлений и стилей тренировались одинаково. Правда, уже тогда сам Костя делал только то, что считал для себя полезным, благодаря чему и сумел стать единственным в советской команде чемпионом мира в 1991 году.
      Ну и, конечно, дамокловым мечом висели над боксерами длительные нудные сборы и постоянная перетренированность. Костя все время чувствовал себя усталым и не испытывал никакого желания выкладываться на тренировках, что самым отрицательным образом сказывалось на соревнованиях. И он уже тогда считал, что намного лучше подойти к любому ответственному турниру недо-тренированным, нежели усталым и, как следствие, равнодушным.
      Конечно, жизнь за границей накладывала свой отпечаток, и в отсутствие тренеров-погонял существовала реальная опасность недорабатывать. Но Косте подобное не грозило, и он продолжал трудиться так, как трудился всегда, и бегал по утрам уже порядком надоевшие кроссы. Только теперь он бегал не в снег, а под дождем. Более того, он заставлял бегать вместе с собой и жену Наташу, которая чуть было не потеряла сознание после первой же пробежки. Но Костя вывел ее и на следующее утро, и теперь она пробегает вместе с ним по десять километров и отжимается от пола.
      Он очень тосковал по России и первое время часто посещал русский клуб. Но как только к нему приехали родители и сестра с семьей, стало намного легче. Ну и, конечно, огромную радость доставляют Косте его четверо детей, в которых он души не чает. А вот новых друзей он себе так и не завел и предпочитает общаться со своим массажистом и вторым менеджером.
      С первым у него отношения не сложились. Ведь именно Билл Моурди, который и вывез Костю в Австралию, совершенно беззастенчиво воспользовался доверчивостью Кости и его незнанием языка и подсунул ему бумаги, отражавшие, как уже очень скоро выяснилось, в первую очередь его собственные интересы. Конечно, начав постигать царившие в боксерском бизнесе законы и говорить по-английски, Костя возмутился. Но хотя подписанные им условия и на самом деле оказались грабительскими, вылезти из этой ситуации оказалось не так-то просто: что бы там ни говорил сам Костя, на договоре стояла его подпись.
      У Кости оставался только один шанс сбросить с себя это иго: стать чемпионом мира и диктовать свои условия. Свой первый бой на профессиональном ринге он провел 1 марта 1992 года против Дэрелла Хайлза. И с этим боем связана прямо-таки анекдотичная история. Перед началом первого раунда тренер попросил Костю не выкладываться сразу. Но плохо понимавший по-английски Костя все понял наоборот и через минуту нокаутировал своего соперника.
      Затем последовал очень напряженный десятираундовый поединок с экс-чемпионом мира Ливингстоном Брэмелом. Косте пришлось изрядно потрудиться, и он выиграл только по очкам. Конечно, ему очень хотелось получить золотой пояс чемпиона мира в своем весе хотя бы по одной из мировых версий, и 28 января 1995 года такой случай ему представился. В тот день он вышел на ринг против чемпиона мира в первом полусреднем весе по версии IBF Джейка Родригеса. Это было серьезное испытание для Кости, не раз и не два он висел буквально на волоске после жесточайших атак чемпиона, и тем не менее сумел не только выстоять, но и победить в очень напряженном четырнадцатираундовом бою.
      Эта прекрасная победа сразу же вскружила голову Косте, и первым делом он послал к черту Моурди. Но... Австралия не Россия, и законы там действуют. Моурди подал в суд, и тот принял его сторону. С Биллом он, конечно, расстался, но дело далеко еще не закончено, Моурди не собирается отступать, а на Костю могут повесить неустойку в четыре миллиона долларов, и чем вся эта эпопея закончится, пока не может сказать никто. Говоря откровенно, Костя всей душой ненавидит деловую и притом грязную сторону профессионального бокса, где заправляющие им люди готовы на все, лишь бы заработать свои миллионы. А посему загля- дывает в нее только по необходимости.
      После победы над Родригесом Костя впервые в жизни по-настоящему понял, что значит быть чемпионом мира. Он продолжал выигрывать, слава его росла, а вместе с ней росли и гонорары. Делами Кости к этому времени стал заведовать бывший одессит Воробейников, или, как он теперь назывался, Влад Уортон, много лет проживший в Австралии.
      Целых два года Костя наслаждался лаврами чемпиона, пока не уступил свой титул в мае 1997 года американцу Венсу Филлипсу, получив от бывшего наркомана нокаут в десятом раунде. Но надо отдать ему должное: виноватых на стороне он не искал и видел причины поражения только в себе самом. У него были проблемы с весом, поскольку он ошибся с питанием и принимал противопоказанные ему препараты для снижения веса. Более того, он крайне непрофессионально отнесся к делу и был за это наказан самым жестоким образом, каким только может быть наказан профессиональный боксер такого уровня.
      И дело было не только в нокауте, проигрыш весьма среднему боксеру изрядно попортил его имидж, началась черная полоса. Куда-то сразу подевалась любовь публики, перестали поступать выгодные предложения, а вместе с ними прекратил расти и счет в банке. Но опускать руки Костя не собирался, он быстро набрал форму и неоднократно предлагал Филлипсу встретиться с ним еще раз, но всякий раз его команда выдвигала неприемлемые финансовые условия и уклонялась от реванша.
      Ну а пока суд да дело, в ноябре 1998 года Костя встретился в первом среднем весе с кубинцем Диобелисом Уртадо и завоевал титул так называемого временного чемпиона по версии WBC. Правда, здесь была целая детективная история. Считавшийся претендентом номер два на вакантный титул чемпиона мира, Костя должен был драться с фаворитом в полусреднем весе мексиканцем Гонсалесом, поскольку после того, как Оскар Де Ла Хойя перешел в следующую весовую категорию, WBC не имела своего чемпиона в этом весе. Однако Гонсалес сказался больным, и Косте подыскали этого самого кубинца.
      Силы оказались неравными, Костя нокаутировал своего соперника в первом же раунде и стал временным чемпионом. Ну а полноценным чемпионом он мог стать только после своей победы над поправившимся чемпионом. И вся беда Кости была в том, что, на свое несчастье, он сам являлся своим промоутером, за ним не стояла ни одна крупная телевизионная компания, и ни одна акула промоутерского бизнеса и пальцем не пошевелила для его продвижения наверх. В то время как тот же Гонсалес имел мощное покровительство в лице президента WBC Хосе Сулеймана, прекрасно понимавшего, что у его соотечественника нет никаких шансов на победу в бою с Костей.
      Конечно, отсутствие опытного промоутера наряду с положительной стороной (тебя никто не обирает на самых что ни на есть законных основаниях) имело и свои минусы. Как-никак, а солидный промоутер — это очень сильная поддержка на любых уровнях и защита от вмешательства нежелательных элементов. И все же подобная ситуация не могла длиться вечно. В августе 1999 года Костя встретился с Гонсалесом и... с большим удовольствием выместил на нем накопившееся за эти два года неудач возмущение. Он изрядно избил мексиканца, но нокаутировать его так и не смог.
      Победа принесла ему чемпионский пояс по версии WBC, но былой славы так пока и не вернула, поскольку слишком многие еще помнили о нокауте от Филлипса. И хотя ему не очень-то хотелось встречаться с уже основательно потускневшей звездой, тем не менее Костя очень надеялся на то, что победа над легендой профессионального бокса Чавесом сыграет свою роль в его реабилитации. По его мнению, Чавес уже давно должен был повесить перчатки на гвоздь, поскольку добился на ринге всего, а его время безвозвратно ушло. Правда, сам тридцативосьмилетний Чавес очень серьезно готовился к бою с Костей и пообещал «разобраться» с ним где-нибудь в 7—8 раунде. И непременно нокаутом.
      Четырнадцатитысячный зал встретил овацией своего любимца и весьма недовольно отреагировал на появление Кости. Но вот прозвучал гонг, и бой начался. Первые два раунда прошли в совершенно равной борьбе, и, глядя на прекрасно державшегося Чавеса, можно было поверить в то, что он и на самом деле переживает вторую молодость. Но уже в третьем раунде разница в возрасте началась сказываться и преимущество Кости становилось все ощутимее. Переломным стал пятый раунд, в котором Цзю уже всерьез взялся за дело и принялся гонять тяжело дышавшего Чавеса по рингу. В шестом раунде один из его жестоких ударов достиг цели, и Чавес оказался на полу. Он поднялся и через силу улыбнулся, показывая рефери, что все в порядке. Судья продолжил бой, но уже через двадцать секунд остановил его. Слишком уж мощными были атаки Кости, и, не вмешайся он в схватку, дело непременно кончилось бы нокаутом. А легенду надо было спасти от позора!
      И все же дело было не только в возрасте, чего-чего, а технического мастерства и опыта у Чавеса хватило бы еще на троих. Просто Костя очень внимательно изучил манеру его действий и в соответствии с этим построил свой бой. Хотя несколько сильных ударов он все же пропустил. Конечно, Костя прекрасно понимал всю условность своей победы и тем не менее сказал: «Когда я был любителем, мой противник уже стал чемпионом мира, и для меня огромная честь встретиться на ринге с легендой профессионального бокса, проведшим более ста боев».
      Особых дивидендов эта победа Косте не принесла: слишком уж многие посчитали его соперника чересчур постаревшим. А добиться былого уважения избиением пожилых было сложно. И Косте снова пришлось как следует поработать в очень серьезном бою за звание чемпиона мира по версии IBF с американцем Шармбой Митчеллом, а затем защищать уже завоеванный титул в тяжелейшем поединке с турком Октаем Уркалом. Только после этого воз сдвинулся с мертвой точки, и на Костю снова стали смотреть так, как смотрели несколько лет назад.
      Впрочем, иначе уже и быть не могло! Костя сделал то, что не удавалось еще никому: выиграл все, что только можно, и стал основным претендентом на звание абсолютного чемпиона по всем трем версиям в том самом бою, с которого мы и начали наш рассказ. И теперь между ним и третьим золотым поясом стоял уже появившийся на ринге любимец местной публики Забу Джуда.
      Едва раздался гонг, он сразу же попытался использовать свой главный козырь — скорость — и пошел вперед. Ему удалось загнать Костю в угол и наградить несколькими довольно болезненными ударами. Казалось, еще немного, и очень уверенно чувствовавший себя американец сдержит свое слово и уложит Костю. Но не тут-то было! Выдержав первый натиск, тот сумел уйти из-под сыпавшихся на него мощных ударов и войти в спасительный клинч.
      Второй раунд не изменил картины боя. Джуда бегал по рингу и атаковал, а Костя срезал углы и время от времени контратаковал. Как это ни печально, он и второй раунд проигрывал практически вчистую. И тем неожиданнее оказалась развязка. Почувствовав себя полным хозяином ринга, Джуда отбросил в сторону всякую осторожность и решил покончить с Костей.
      В одной из атак он непростительно открылся и... оказался на полу. Таких ошибок Костя не прощал, и его правый аперкот в считанные доли секунды нашел челюсть противника. Джуда сумел подняться и, сделав несколько неверных шагов, снова упал. Судья Джей Нейди не стал открывать счет и объявил победу Кости техническим нокаутом за секунду до окончания раунда. Конечно, лишенные уготованного им пиршества зрители были недовольны, а пришедший в себя Джуда бросился на рефери с кулаками. А когда ему не удалось дотянуться до Нейди, он запустил в судью стулом.
      «Идиот,— кричал он,— почему ты остановил бой? Я мог еще драться!» Но все было напрасно, и зрителям не оставалось ничего другого, как только поздравить абсолютного чемпиона мира Константина Цзю. «Стать абсолютным чемпионом мира,— сказал он еще до поединка,— написано мне на роду!» А став им, он заявил: «Это моя судьба! Но я сам сделал ее своими упорными тренировками. Теперь я стал частью истории!»
      И как бы ни сложилась его дальнейшая карьера, он на самом деле стал этой самой частью и первым российским абсолютным чемпионом мира на профессиональном ринге. Почему российским? Да только потому, что Костя и по сей день считает себя русским и выражается на этот счет совершенно однозначно: «Национальность — это язык, на котором думаешь. А я думаю по-русски».

0


Вы здесь » Форум Общения Беседка » Читальный зал, тише!, проходите... » О спорт,ты-МИР!>>Великие спортсмены